Факультет иномирства

Размер шрифта: - +

Глава 1

Факультет иномирства

 

Глава 1

Ёжась от пронизывающего осеннего ветра делаю шаг под своды храма Двуликого. Потрескивают свечи слегка рассеивая мрак. Пахнет благовониями и воском. Прежде мне не доводилось бывать в храме, у сирот и без того забот полно — выжить бы, кусок хлеба найти. Вот и не удалось до сих пор узнать своё предопределение — найти того самого любимого, что станет мужем, защитой и опорой.

Озираясь по сторонам, шла дальше. И вот передо мной просторный зал с иконостасами великомучеников и святых. Косые лучи утреннего солнца пробиваются сквозь цветные витражи, образуя на полу причудливые картинки.

— Здравствуй, дитя Двуликого, — разносится по залу отражаясь от стен и купола голос храмовника. — Да обрящешь то, что дано свыше, благословенный союз…

Его голос стал удаляться. Наверное он говорил ещё что-то, но перед глазами поплыло, а в душе разлилось ликование: перенос начинается, сейчас окажусь возле избранного судьбою мужчины!

Темно. Тихо.

Где я? Где он? Неужели у меня нет предопределенного? Неужели мне не суждено познать любовь?!

Тьму рассекает свет из начавшей отворяться передо мною двери. Сердце ускоряет бег, кровь приливает к вискам и стучит, словно в набат, ладошки взмокли.

— Проходите, здесь все свои, — увещевает женский голос.

Солнечный свет заливает просторное помещение с высокими потолками. Ни штор, ни мебели, лишь семь стульев выставленных кругом. Три из них заняты обряженными в белые балахоны людьми. Из-за глубоких капюшонов непонятно кто за ними скрывается, но судя по фигурам — это женщины. А где же моя истинная пара?

— Здравствуй, сестра, — вставая со своего места, и гостеприимно поводя рукой в сторону одного из свободных стульев, произносит одна из них.

— Здравствуй, сестра… — в унисон вторят ей присутствующие.

Неуверенно присаживаюсь, не понимая где я, и зачем они здесь собрались.

— Представься, сестра, — доносится из-под капюшона первой заговорившей со мною женщины.

Послушно встала, вышла в центр круга, и слова полились как из рога изобилия:

— Здравствуйте, я — Эльвира Васильевна Федорчук, фармацевт-гомеопат из Питера, тридцати лет от роду, под влиянием высших сил именуемых предопределением, оказалась в этом мире, в теле двадцати двух летней графини Элеоноры Мищевской, невесты герцога Диверона Верленского… Я попаданка, и ведьма. Белая ведьма, — в завершении выдохнула я, и придавленная грузом сделанного признания хотела сесть на своё место, но ноги будто приросли к полу, не давая сдвинуться ни на шаг.

— Мы рады, что ты с нами, Эльвира, — хором отозвались присутствующие, и некогда родное имя неприятно резануло слух.

Они что-то ещё говорили, но слов не разобрать. "Хррр… Тресь!" — ранее слегка приоткрытая оконная створка распахнулась, ударяясь об откос. "Дзынь… Дзынь… Дзынь…" — звон падающего стекла оглушил.

Словно завороженная, наблюдаю как за окнами поднимается ураганный ветер. Срывает с деревьев листву, ломает ветви. Небо заволокло свинцовыми тучами, скрыв последние лучи света. Всё погрузилось во тьму, и я…

Я оказалась на улице. Уши заложило от гула ветра, каких-то криков, треска веток… Занимающихся огнем веток! Мгла отступила перед всполохами пламени. Справа, слева, передо мною, сзади… Оно подступало, раздуваемое ветром, обжигало ноги. Паника затопила сознание. Горло саднило от надрывного крика, дыма, обиды, но буйство стихий заглушало мой голос.

— Бибика, ко мне! — мой истошный вопль прорезал окружающий шум, и по костяшкам связанных за спиною рук ударила верная метла, именуемая странным именем Бибика. — Унеси меня отсюда, — задыхаясь хриплю, цепляясь за древко, и метла увлекает меня вверх, путы цепляются за сучки на грубо обтесанном столбе, но не могут остановить.

— Тсссс, успокойся, родная, — шепчет до боли родной голос, а сильные мужские руки баюкают как ребенка. — Это всего лишь кошмар. Ну-ну, всё хорошо… Проснулась? — на меня внимательно смотрят ясные голубые глаза любимого мужчины.

Любимого? Стоп! Я сдавила в руке амулет, разрывая нашу с подругой связь. Встряхнула головой прогоняя остатки наваждения. Чужие видения и чувства отступили.

Я Тина Бранкенз. Деревенская сирота, потерявшая родных так рано, что даже не помню их лиц. Староста объявил меня общим ребенком, и всё селение участвовало в воспитании. С каждой семьи по крохе на стол, каждый житель мог дать мне задание или чему-то научить, но чаще озадачивали: подмети, прополи, перебери, отскабли.

Другие дети играли в игрушки и с друзьями, а я, в три года уже вовсю перебирала ягоды, крупы, подметала в домах, полола грядки. Работа с утра до вечера выматывала настолько, что в единственный свободный день в году, приходящийся на день рождения, вместо посещения храма для поиска истинной пары, я просто напросто отсыпалась. Так продолжалось пока к нам не наведалась верховная ведьма, которая заметив зачатки ведьмовского дара, забрала меня в ученицы. По крайней мере это так называлось.



Марина Андреева

Отредактировано: 04.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться на подписку