Факультет интриг и пакостей. Три флакона авантюры

Размер шрифта: - +

Глава 14

Глава 14
МАКИЯЖ ОТ-КУТЮР И ВЕДЬМА НА ЛИЦЕНЗИИ

— Чистота — залог здоровья!
— Порядок прежде всего!
М/ф «Сказка о белой льдинке»


Утро началось с шепотков и многозначительных переглядываний.
Мы с Айлири обменялись одинаково недоуменными взглядами и, не сговариваясь, направились к одной из групп студентов.
— Привет! — очаровательно улыбнулась дриада и откинула светлый локон с высокого лба. — А чего это все такие загадочные? Что случилось?
— Мавочка, приветствую! Древесная моя, вы, как всегда, восхитительны… — Тролль, несмотря на внушающие уважение габариты, на удивление грациозно склонился в полупоклоне.
Я с легкой улыбкой смотрела на все его ужимки. Как ни странно, но тролли, при всей их внешней неуклюжести, свое хамское поведение демонстрировали лишь парням. И только до того момента, пока мужчина не докажет троллю, что чего-то стоит! А вот к девушкам отношение у них было совершенно иное… При общении с прекрасным полом выяснялось, насколько эти здоровяки могут культурно изъясняться. И да, немалую роль в этом играло то, что дамы у троллей поздоровее своих мужиков будут. Поэтому если с ними обращаться как-то иначе, то последствия случаются самые что ни есть трагические…
— Спасибо, Лдан! — хихикнула Айли и, подпрыгнув, чмокнула громилу в щеку. — Ты тоже очень даже! Так что там у нас стряслось?
— Объективно — ничего! — Главный качок и силач нашего потока покачал лысой головой. — Но Зарн Эригон сегодня утром, еще до подъема, ни с кем не прощаясь, вдруг спешно отбыл на родину.
Я нахмурилась, пытаясь сообразить, о ком идет речь.
— Хм… Парнишка из интриганов? — быстрее меня сориентировалась Айлири.
— Ага!
— И как я понимаю, он еще накануне никуда не собирался… — Я грустно улыбнулась, вспоминая, как совсем недавно точно так же «уехали» Ханну. Интересно, а как Академия оправдывается перед родными студентов? Неужели всех можно заткнуть достаточной компенсацией и строчкой из договора?!
Я печально вздохнула, понимая, что уж кто-кто, а Эдан Хрон может замять почти любой скандал. Слишком много ресурсов и ниточек держит в своих руках черный кицунэ.
— Да! Не было никаких предпосылок для отъезда.
Мы замолчали, осознавая, что какие бы гипотезы мы тут ни строили, доказать все равно ничего не сможем. Да и будем объективными: а надо ли доказывать?
Я поправила сумку с книгами и конспектами и тронула дриаду за запястье, сначала выразительно кивнув в сторону часов на башенке над общагой Мастеров, а после — на шпили Академии, виднеющиеся из-за парковых крон.
— Ой, точно! Надо спешить! — Девушка махнула рукой честной компании и, подхватив меня под локоток, повлекла вперед по дорожке, что-то бормоча про кару за опоздания.
Слава Водяному-Под-Корягой, все обошлось!.. И вдвойне ему слава за то, что сегодня не было никаких предметов из тех, которые вели братцы Нар-Харзы.

Уже после занятий к нам подошел Грэгори и, дружески облапив, выдал:
— Безумно рад вас видеть, красавицы!
Паразит! Проворковал — и чуть не задушил меня в объятиях.
— Отпусти мавочку! — засмеялась Айли и легонько стукнула пакостника по плечу.
— Да-а-а…
— Ой, сейчас! — опомнился Грэг и разжал руки.
— А вот теперь придержи меня, пока не упала! — мрачно буркнула я, неодобрительно глядя на этого невысокого и откровенно тощего парня. — И откуда только сила такая берется?!
— Я — жилистый! — гордо ответил пакостник и демонстративно закатал рукав по локоть, демонстрируя нам свою, малость поцарапанную и обожженную, руку.
— Видим! Кстати, а где тебя так покоцали?
— Я с дополнительной боевки… — грустно поведал он в ответ, вновь опуская ткань и застегивая маленькую пуговичку на запястье.
— Опять упырь?!
— Слава всему, нет! Но Шаррион Нар-Харз не лучше, поверь… — Он еще раз обаятельно и немного виновато улыбнулся и добавил: — Сменим-ка тему, девочки! Я вообще-то, по делу… Нам нужны некоторые средства для нашей затеи. Я уже обо всем договорился и все заказал, остается только забрать! — бодро сообщил пакостник, между делом потирая немного покрасневшее запястье.
— Может, все-таки в медкрыло? — спросила Айлири, обеспокоенно глядя на приятеля.
— А, ничего страшного!.. — беспечно отмахнулся парень и продолжил: — Только, Нэви… Сама понимаешь, у нас ничего бесплатно не достается. А редкие препараты — тем более!
— Сколько? — с тяжким вздохом спросила я.
Грэг назвал сумму. У меня нервно дернулся глаз.
— Да, я знаю, что дорого… — сочувственно посмотрел на меня однокурсник. — Если хочешь, можем не проводить эксперимент.
— Нет уж! — мрачно ответила я, мысленно прикидывая, сколько у меня останется после этого грабительского по своей стоимости опыта. — Проводить будем!
— Ладно… — Пакостник немного повеселел и ускорил шаг. — Пойдемте, девочки, нам надо поторопиться.
А я шла и понимала — задание с вампиром необходимо ускорить. Ведь за него мне обещали деньги.
Леший! Одни проблемы от этого княжеского дара… Даже от тех его сторон, которые, по идее, должны были приносить выгоду. Эх, пора начинать себя морально готовить к встрече с клыкастым! И с Алинро Нар-Харзом. Потому что дату сего примечательного события необходимо согласовывать с ним.
По идее, с того момента, как я начала пить и мазаться выданной мне гадостью, уже прошло около недели. Стало быть, «главное блюдо» в моем лице практически дошло до кондиции и может быть подано. Вот только… Как вампир отнесется к недевственной мавке? И вообще, у нас с лисом все-таки что-то было или не было ничего?! Между прочим, это не только мой личный интерес… Это, можно сказать, бизнес! Значит, надо выяснить. А как?
Как-как… Так! Спросить у самого кицунэ.
От одной только мысли о таком разговоре у меня с ходу начали подгибаться ножки и почему-то стало очень стремно. Но выхода нет… Придется, однако.
— Нэви, хватит летать в облаках! — почти оглушительно гаркнули мне на ухо. — Мы почти пришли!
Я вздрогнула, испуганно глядя на пакостника, и гневно ответила:
— А орать зачем?! Я и так прекрасно слышу.
— Мы тебя уже окликали… — куда более миролюбиво сообщила Айли и, взяв меня за руку, потянула к одному из привратников Академии.
На входе в Академию были установлены такие массивные ворота, что если бы это заведение стали вдруг штурмовать, то даже после самых страшных атак только они бы и остались… А за громадными, зачарованными антрацитово-черными створками, на которых был выгравирован внушительных размеров герб Академии в виде пятихвостого лиса, василиска и совы, располагалась очередная линия защиты — недлинный коридор, сплошь утыканный шипами. Они словно росли из пола, стен, потолка и мягко искрились. Точно такие же шипы были размещены по всему внутреннему периметру стены.
В кабинке-«стакане» КПП сегодня сидели гоблины, то и дело поправляя роскошные рыжие кудри и подпиливая ногти.
— Добрый день! — поприветствовали мы нечто перед нами, пытаясь определить его половую принадлежность.
Нечто развернулось, одернуло ярко-розовую кофточку, изогнуло алые, полные губы в приветливой улыбке, кокетливо хлопнуло длиннющими накрашенными ресницами и пропело хриплым, прокуренным басом:
— Добрый, голубчики, добрый!
— Э-э-э… — протянул Грэгори, неуверенно глядя на… это, а после предположил: — Жаннет?
На светлый гоблинский лик набежала тень, а после огромная розово-рыжая махина начала приподниматься из-за стойки с угрожающим:
— Да какая я тебе Жаннет?! Я — Жан!
— Мерси, дорогой… — проворковал в ответ пакостник и, опираясь на стойку, подмигнул: — Просто ты сегодня так великолепно выглядишь, что даже твоей сестрице не сравниться!
Гоблин оттаял. Лукаво трепыхнул ресничками, грациозно уселся обратно на стул и уже совсем иным тоном сообщил:
— Ты всегда мог растопить лед, сковавший мое сердце, протии-и-ивный!
Мы с Айлири посмотрели на «противного» круглыми от изумления глазами.
— Жан, прелестник, а ты не пропустишь нас?
— Не занося в журнал? — деловито уточнил гоблин, отодвигая от себя пухлую тетрадку и тут же многозначительно улыбаясь. — Тебе это будет дорого стоить!
— Нет, на сей раз нас просто пропустить.
На грубом лице гоблина, которое так и не сумела приукрасить косметика, отразилась такая тоска и глубочайшее разочарование, что я едва не расхохоталась.
— Грэг, солнышко, ты начинаешь меня расстраивать своей прискорбной законопослушностью! Она весьма отрицательно сказывается на моем кошельке… — посетовал привратник, нажимая на какую-то кнопку, отчего шипы на нашем пути разом втянулись в пол и стены.
— Катитесь отсюда, пакостники! — пожелал нам экстремально одетый Жан, и мы поспешили последовать душевной рекомендации. Все же раньше я с гоблинами как-то не общалась, и особенности их поведения мне до сих пор были в новинку.
Когда мы выскочили с другой стороны проходной, я перевела дух и, оглянувшись, зачарованно проследила, как охранные шипы медленно выдвигаются из стен, по ним пробегают голубоватые искры, и в завершение на миг полыхает сеть, замыкающая стальные кончики кристаллов в единую систему обороны. Через такую защиту уж точно никто не пройдет! Эдан Хрон и правда сделал свой и наш дом форменной крепостью.
По ту сторону барьера Жан оставил свой пост и продефилировал по двору к главному зданию. Нет, теперь, глядя на него издалека, я заметила, что и груди нет, и фигура внушительная, и каблуки отсутствуют. Но как он шел! Да еще этот его макияж…
Я, конечно, слышала, что гоблины обожают эпатировать, и за это их очень не любили и регулярно поколачивали все остальные расы, но не думала, что все настолько запущено! Кстати, небольшую популяцию этой народности тоже приютил ректор. Строго-настрого запретив их бить! Это, кстати, уже не раз спасало целостность гоблинских мордашек.
— Кстати, Грэг, а почему привратник… Ну, такой вот? Он что, мужчин любит?
— Не дай Водяной тебе такое вслух и при нем предположить! — серьезно ответил парень. — Нэви, у всех свои обычаи и традиции. И пристрастия! Никто же не укоряет эльфов за их любовь к лесам и разноцветным рисункам на лицах?! Никто не осуждает гномов за их бороды и за то, что они свои церемониальные доспехи хуже, чем сороки, драгоценностями увешивают. А гоблины хотят быть красивыми! И мужчины — тоже. Но все они исключительно традиционно ориентированы.
— Боюсь показаться неделикатной… — осторожно начала я. — Но почему они не стали вести себя иначе, даже после того, как не раз получали «на орехи» за такие своеобразные пристрастия?
— Это уже у гоблинов спрашивай! Но они очень гордятся наследием предков, и если им посоветовать слиться с основной массой обывателей, то вполне могут забыть о свежем маникюре и так набить любознательному морду, как ни одному троллю не снилось. А пристрастия… Кажется, эльфы на одном из своих сходов предлагали выделить касту таких своеобразных личностей наособицу, но пока это веяние не вышло за пределы расы остроухих матершинников.
— М-да, все же мир велик и многообразен!.. — протянула я и, встряхнув головой, спросила: — Грэг, а куда нам дальше? И… Надеюсь, мы не будем выбираться из приакадемических районов? Я бы не хотела рисковать.
— Разумеется, мы не пойдем далеко… — заверил приятель и, подхватив под локотки как меня, так и дриаду, потянул нас в ближайший к стенам Академии переулок. — Невилика, мне тоже нежелательно покидать пределы ментального поля нашего заведения!
Я улыбнулась в ответ и покорно пошла в нужном пакостнику направлении, с любопытством оглядываясь. Я бывала тут редко, несмотря на то что ближайший периметр был безопасен. На него распространялось действие энергетического поля Академии, в котором навредить студенту было проблематично. Но… Страх есть страх! Он иррационален, и его непросто подавить. В безопасности я себя ощущала лишь в стенах самой Академии. Но некоторые покупки все равно надо было совершать в городе, и потому приходилось выходить. Наверное, даже не стоило упоминать, как я была рада тому, что почти все необходимые мне вещи могла найти буквально в двух шагах от места жительства?
Все же прошедшие с основания Академии годы и вложенные деньги сделали свое дело. На былой пустоши появилась школа, которая впоследствии получила и более высокий статус. В то время Академия была под юрисдикцией короны, и ей не то что не мешали развиваться, а даже всеми силами помогали расти.
За столетия изрядно выросла и сама столица, а наш предприимчивый ректор начал сдавать свободную землю в аренду. Желающих осесть нашлось немало! Студенты — народ горячий и веселый, а стало быть, таверны, кафе и всяческие магазинчики крайне востребованы. Разумеется, молодые умы жаждали не только развлечений, но еще и знаний, материалов для экспериментов и опытов, а также медикаментов для устранения последствий всего этого. Поэтому сейчас, спустя годы, приакадемические районы стали почти частью столицы. И считались самыми что ни есть респектабельными! Ну и, разумеется, все, что тут прямо не принадлежит ректору, находится под его контролем. А принадлежит ему процентов шестьдесят местных заведений… Честно, для меня остается загадкой то, как он это все успевает!
Сейчас мы быстро шли по каменной мостовой, от чего Айлири тихо ругалась, так как она сегодня была на каблучках, и ее ножки совершенно не одобряли такую пробежку.
— Потерпи! — Парень поддержал ее за талию. — Нам недалеко. Тут есть лавочка одной знакомой ведьмочки, и она уже приготовила все, что я просил. Нэви, заплачу я сам, а деньги потом отдашь! Как я понимаю, сейчас у тебя такой суммы нет, верно?
— Нет… — мрачно признала я. — Мне, вообще-то, еще нужно пойти ради такого случая драгоценности обменять, потому как наличных в таком количестве у меня уж точно не сыщется.
— Придумаем что-нибудь! — утешил меня пакостник и после паузы громким шепотом, то есть «по секрету», поведал: — В крайнем случае заработать поможем… Есть тут у меня одно дельце на примете. По твоей специальности как раз.
— Боюсь даже вообразить! — совершенно искренне призналась я и закончила, взмахнув рукой и зазвенев простеньким браслетом с многочисленными металлическими фигурками: — Грэгори, не в обиду тебе, но я пока в «дельца по специальности» предпочитаю не ввязываться.
— Я всегда не сомневался в твоем интеллекте! — отвесил странный комплимент пакостник и внезапно остановился возле одного из домиков. — Пришли!
И правда, пришли… Архитектура строения была выдержана в стиле эдакой лесной избушки. Невысокий домик, сложенный из замшелых бревен, с ажурными наличниками, на которых были начертаны такие руны, что я лишь изумленно покачала головой. Половину из них я даже никогда не видела!
За стеклами висели занавесочки в крупную ромашку и болтались какие-то пучки трав. Дверь массивная, деревянная, с ручкой из изогнутого корня, и солидное крыльцо, опять же вырезанное из цельного ствола. Миленько и со вкусом! Сбоку — скромная вывеска с каллиграфически выведенным «Аптека».
Мы уже собрались было взойти на крылечко, когда дверь распахнулась и оттуда вылетел взъерошенный гном с едва ли не дыбом вставшей бородой. Он остановился на пороге, одернул жилет и заорал в дверной проем:
— Дилетантка! Шарлатанка!
— Пошел вон, маньяк озабоченный! — звонко донеслось в ответ, а после в поле зрения появилась метла, которая самостоятельно вытолкала бородача взашей, и тот едва не скатился по ступеням. А после она прыгнула в руки появившейся на пороге рыженькой девушке с яркими зелеными глазами, которая еще и крикнула вослед гному:
— Я между прочим, дипломированный фармацевт! Потому попрошу без оскорблений!
Гном, что-то гневно бормоча, погрозил ведьме кулаком и торопливо пошел вниз по улице, тут же скрывшись в ближайшем проулке.
Хозяйка аптеки тем временем спустилась на одну ступеньку и, ухватившись за черенок метлы, наклонила голову и внимательно нас разглядывала. Мы отвечали ей тем же… Ведьма оказалась не такой юной, как померещилось вначале. Вблизи было очевидно, что ей уже около тридцати, а тонкость стана скорее болезненная, чем девичья.
— Ну, заходите, коли пришли! — дрогнули уголки бледных губ и, развернувшись, женщина скрылась в лавке. Нам ничего не оставалось, кроме как последовать ее примеру.
Изнутри в убранстве тоже царствовали дерево и травы, правда, и остальные атрибуты приличной аптеки имелись. На самом видном месте висело несколько цветных листков, по всей видимости лицензия на деятельность, копия диплома школы травников и прочая необходимая для работы документация.
Женщина прошла за стойку и, направившись в подсобное помещение, не оборачиваясь, бросила:
— Ждите, я сейчас все принесу!
Прошло меньше минуты, и она вышла с небольшой фирменной корзиночкой в руках, в которой стояло несколько бутылочек и лежала парочка свернутых рулончиками бумажек.
— Итак! Тут — три очень редких препарата. То, что с красной этикеткой, — усилитель. Любое лекарство или зелье, в которое его ты добавишь, увеличит силу воздействия в три раза. Потому используй крайне осторожно!
Ого! Реально редкое и отчасти даже противозаконное средство. Ведь можно усилить действие не только лекарственных препаратов! Да и они… При передозировке многие «усиленные» медикаменты запросто могут стать ядом.
— Да, я понимаю! — серьезно ответил пакостник, задумчиво повертев в руках пресловутый усилитель. После покосился в сторону корзиночки и ненавязчиво поинтересовался: — А инструкция, вероятно…
Паузу восприняли верно и тотчас ответили:
— Да, она прилагается! При том, как ты и заказывал, максимально полная. Со всеми известными мне побочными эффектами и так далее. Короче говоря, все то, о чем обычно умалчивается.
Парень протянул руку, завладев ладошкой ведьмы, и неторопливо поднес ее к губам, запечатлев на пальчиках легкий поцелуй.
— Спасибо, Селия! Ты меня, как всегда, радуешь.
— Я счастлива за тебя… — сухо откликнулась рыжая аптекарша и высвободила руку. Одернула кружевные манжеты скромного темно-зеленого платья и, с иронией взглянув на нашего франта, сказала: — Надеюсь на вознаграждение, соразмерное твоим, несомненно, заоблачным эмоциям!
Личину бабника с нашего коммерсанта как ветром сдуло.
— На что договаривались, то и заплачу. И ни копейкой больше!
Я едва не рассмеялась… М-да, женщины женщинами, а деньги — это деньги!
— Пакостник! — припечатала его Селия, да таким тоном, словно диагноз поставила. Хотя, отчасти, так оно и было.
Те, кто пошел по стопам василиска, ставили во главу угла именно финансовое благополучие, справедливо полагая, что к нему прилагается и большая часть остальных радостей жизни. Но, если полюбоваться на свершения Эдана Хрона, то могут появиться большие сомнения в том, кто именно организовал факультет интриганов и пакостников! Впрочем, успех ректора заключается в правильном подборе команды… А у него такие личности под крылышком, что при правильном их использовании можно получить нехилые дивиденды! Что черный лис и делает.
— Так… Продолжаем! — Ведьма вытащила из корзинки вторую бутылочку, с тихим стуком поставила ее на деревянную стойку перед Грэгом и метнула на меня странный взгляд. — Универсальное противоядие, ориентированное на воздействие мавок.
— Отлично! — спокойно кивнул лорд. — А третье?
— Как ты и просил, это — самое сильное отворотное зелье, которое я смогла достать.
— Замечательно! — Парень выудил из-за пазухи кожаный кошелек и вытащил из особого отделения пухлую пачку разноцветных купюр. Мне дурно стало при одном взгляде на этот «кирпичик» от осознания того, что в скором времени мне точно такой же придется приятелю отдавать. Эх, надо будет все же сдавать камни в скупку! А так не хотелось…
Грэгори передал деньги Селии, и та, не считая, закинула их в ящик стола. Пакостник же неторопливо сложил препараты обратно и накрыл их сверху входящей в упаковочный набор салфеткой, учтиво попрощался и направился к выходу. А потом, остановившись буквально за пару шагов до двери, непринужденно сказал:
— Селия, надеюсь, сведения о содержимом моего заказа не уйдут дальше твоей лавки? Мне кажется, замечание о том, что это конфиденциальная информация, будет лишним, не так ли?
— Разумеется! — ровно отозвалась рыжая ведьма. — Ты же знаешь, это одно из правил моей работы.
— Вот и чудесно! И напоследок… Когда мы пришли, то стали свидетелями одного инцидента. Тебе не нужна помощь?
— Спасибо за участие, Грэгори, но я справлюсь! Просто этот гном покупал средство для мужской силы, а после приходил возмущаться по поводу того, что оно не действует. И как-то незаметно он перешел к доказательствам в стиле «А я вот вас тут пощупаю, и никакой реакции не будет!». Лично я считаю свое тело частной собственностью, а не тренажером, и потому возмутилась.
После этой шутки атмосфера заметно разрядилась, и, еще немного поболтав о пустяках, мы направили стопы к родным пенатам. 



Александра Черчень

Отредактировано: 27.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться