Факультет интриг и пакостей. Три флакона авантюры

Размер шрифта: - +

Глава 19

Глава 19
ПРОКЛЯТЬЕ ЛЮБОВЬЮ


— Жениться?! Мне?! Второй раз?! Это исключено!
Х/ф «Здравствуйте, я ваша тетя!»


Один из секретных полигонов Академии.
Его дохлейшество Сибэль и его личный состав

Высокий серокожий мужчина стоял, скрестив руки на груди, и с ласковой улыбкой изувера смотрел на страшное и ужасное воинство охранников внешнего периметра Академии. Они же с трепетом и испугом глядели на него, и, пожалуй, все в этот момент мечтали о том, чтобы в следующий раз эльф лег в гроб уже насовсем.
В мрачном багровом небе раздавался шелест чьих-то огромных крыльев. Вороны с карканьем носились прямо над головой визитеров и периодически одиноко и печально падали на землю мертвыми тушками. Высокая каменная стена простиралась от горизонта до горизонта, и с той стороны раздавался то продирающий холодом хохот маньяка, то чьи-то жуткие крики. Позади в лесу мелькали мрачные тени. Огромные ворота с алой каллиграфической надписью «Добро пожаловать в хыр-ли шер!» радовали глаз… Сибэля.
— Собственно, экскурсия, как я и обещал! — счастливо улыбнулся начальничек и, развернувшись, небрежно пнул ворота. — Сова, открывай! Я пришел.
Что-то щелкнуло, крики стихли, небо посветлело, а в воротах распахнулось малюсенькое окошко, из которого выглянула потешная мордашка совенка. Она громким шепотом поинтересовалась:
— Ну, как? Декорации устраивают?
— Порядок!.. — едва заметно кивнул Нифигасей-Сибэль, окидывая орлиным взором наитипичнейшую преисподнюю. По-эльфийски — хыр-ли шер.
— Отлично! — возрадовалась Сова и скрылась по ту сторону врат в ад.
Вновь что-то щелкнуло, затем скрипнуло… Небеса опять налились багровым светом, а также вскоре добавилось соответствующее звуковое сопровождение.
— Мой лорд, а может, не надо? — робко пискнула голем Нола, трепетно прижимая к объемной каменной груди расписное весло.
— Надо, хорошие мои, надо! — поведал несчастным упырь под скрип створок врат, которые медленно расходились, открывая любому пытливому взгляду булыжную дорогу в никуда, которая терялась в алом тумане.
Кроме дороги в тумане также шныряли какие-то тени подозрительных очертаний и слышались стоны не то наслаждения, не то боли. Снова злодейский смех, затем чьи-то крики — и из красной дымки вылетает какой-то вопящий круглый предмет, похожий на голову, который, перелетев через дорогу, исчезает за стенкой… Доблестная гвардия проводила странную аномалию недоуменными взглядами.
Господин Сибэль улыбнулся, глубоко вдохнул воздух с привкусом серы и ностальгически сообщил:
— Эх, как домой вернулся… Вот как в старые времена!
Из каморки возле ворот выскользнула большая серая псина с сидящим на ее голове совенком и неторопливо потрусила к умертвию. Подойдя, навь плюхнулась на попу у его ног, задрала красноглазую голову, отчего птиц с недовольным ворчанием сполз на загривок, и заявила:
— Милый, мы старались!
— Я заметил, хорошая моя… — Начальник внешнего периметра СБ Академии умильно потрепал ее по ушам и, порывисто развернувшись к подчиненным, рявкнул: — Смелее, товарищи, смелее! Дорогие туристы, сегодня я буду вашим очень внимательным и красноречивым экскурсоводом. Не переживайте, в этот раз мы только ознакомимся… со всем комплексом возможных услуг!
Навь тихо фыркнула и еле слышно спросила:
— А ты, значит, станешь самолично их сопровождать, дабы туристы, не дай Смерть, не пропустили лучших злачных уголков?
— Именно! — На сером лице упыря снова расцвела поистине маньячная улыбочка.
— Я уже говорила, что я тебя обожаю?! — Навь с нежностью во взоре взглянула на него.
— Неоднократно! — серокожий упырь подтвердил, что в курсе ее чувств, и обратился к глазастой птичке, пригревшейся на спине у тварьки: — Сова, ты кристалл управления взяла?
Птичка молча протянула лапку и на раскрытую ладонь умертвия упал крупный черный кристалл искусной огранки. Сибэль повертел его, закрыл глаза и медленно провел пальцем по каждой грани поочередно, считывая информацию. После довольно сверкнул багровым взглядом, подбросил управляющий иллюзией камешек, поймал и энергично зашагал вперед. Подчиненным ничего не оставалось, кроме как последовать за ним.
Жуткие энты из Черного Леса крались почти на кончиках корней и старались не шуметь, но все их старания начисто разрушили «нежные и трепетные» големские девы, которые мало того что сами топали, как медведи, так еще и свое ударное оружие следом волоком тащили. Зомби маршировали бодрым строем, от души надеясь, что, померев один раз, они могут уже ничего не бояться… Земляной дракон семенил на маленьких лапках, тоже пытаясь не привлекать к себе лишнего внимания. А на драконе ровным рядком сидели зеленые гоблины в любимой одежде всех оттенков розового. Смотрелось сие дело колоритнее некуда! Навь даже залюбовалась, но встряхнулась и несколькими большими скачками нагнала мертвого эльфа.
Алый туман постепенно рассеивался, открывая большую площадку. По ней десяток чертей носились вокруг большого костра с поставленной на него сковородой и старательно догоняли одного-единственного зомбика.
— Как вы видите, даже смерть не является панацеей от всех бед… — задумчиво поведал общественности Сибэль, глядя, как зомби поймали и тащат к костру.
— Дорогой, ну куда ты, а? Мы только костерок раздули, только прежние угольки соскребли, только с соседней площадки сковородочку забрали, да?! Там ее вылизали просто замечательно… А ты — неблагодарный! Ты так просил, чтобы тебя последним… И что сейчас?!
— Я не хочу-у-у!
— Все не хотят! Но всем — надо! Тут знаешь как гули проголодались?!
Гули ели только падаль… Впрочем, судя по происходящему, местные гули были просто редкостными гурманами.
Подавленный личный состав господина Сибэля смотрел, как несчастного зомбика затаскивают на сковородку и радостно носятся вокруг, посыпая бедняжку специями и подкидывая в костер дровишки.
— Только березовые полешки! Можно еще ольховые веточки, но ничего кроме этого… Все понятно?! — вещал один из чертей, важно выпятив волосатый животик и прохаживаясь между остальными. — И не злоупотребляйте вы перцем! Знаете же, господин Сибэль этого не любит.
— Не люблю! — с улыбкой подтвердил жуткий зомбоед, не спеша опровергать эти сведения.
Упырь потянулся, потом наклонил голову сначала в одну, потом в другую сторону, словно разминаясь… Клыкасто улыбнулся и порывисто повернулся к своему воинству, которое в данный момент всерьез считало, что лучше бы оно по-прежнему сидело по Мертвым Землям и Черным Лесам. Да, голодно… Зато целы и невредимы были бы!
Серокожий эльф провел длинным пальцем с острым, загнутым когтем по краю кристалла, и окружающее пространство медленно заволокло алым туманом. Скрывая все, что происходило, глуша звуки… И вновь оставляя отряд под багровыми небесами на каменной дороге в никуда.
— Продолжим, дорогие мои! И да, никто не отстал? — заботливо поинтересовался упырь у личного состава, радея за то, чтобы все его ребятушки до одного прошли по уготованным кругам хыр-ли шера от начала и до конца.
— К сожалению, нет!
Навь обогнула основную группу, подошла к экскурсоводу, потерлась головой о его бедро и, повернувшись к остальным, игриво заметила:
— Скорее уж к счастью! Вашему.
— И твоему несчастью… — пророкотал дракон, неодобрительно посматривая на красноглазую любимицу руководства. Притом всего руководства! От Ильсора и Сибэля до Эдана Хрона.
— Я вперед начальства не питаюсь… — Серая тварька беспечно махнула хвостом и зевнула, показав большие клыки. Повернулась и неспешно потрусила вперед. В наступившей тишине тихий цокот ее когтей по брусчатке казался особенно звонким… Упырь усмехнулся и, откинув светлые волосы за спину, пошел следом за ней.
И было в этой картине что-то сюрреалистическое…
Багряная даль под небесами цвета венозной крови пронизана насквозь одной-единственной дорогой — такой старой, что по ней, казалось, еще первые боги ступали. На камнях сидела большая серая собака, которую люди, наверное, сравнили бы с догом. Навь опустила лобастую голову, как только с ней поравнялся высокий мужчина в черном кожаном плаще. Князь Нежити… Один из последних истинных, кто имеет право на этот титул. По серому лицу скользил почти неощутимый ветер с ароматом гари и дыма и трепал светлые волосы, стянутые в небрежный низкий хвост.
Очередное прикосновение когтя к грани кристалла, и легкий ветерок стал ураганом. Туман начал уплотняться и клубиться, отчего ощетинившаяся оружием гвардия Академии на всякий случай встала в боевое построение, настороженно наблюдая за очередной сменой декораций. Ведь Сибэль никогда не жаловался на плохое воображение… А вот его окружение нередко сетовало на больную фантазию красноглазого упыря!
Багровая дымка, с каждым мгновением становясь все более материальной, прокатилась по земле, отхлынув на край долины и открывая каменную, иссохшую, давно мертвую землю. Кривые деревца, остатки кустов и даже русло высохшей реки свидетельствовали о том, что когда-то, бесконечно давно, здесь все было иначе. Откуда в мыслях умертвил появились эти безнадежные картины? Никто не знает… Кроме самого Князя Нежити. Последний Мертвый Король…
Туман за единый миг стал стеной, а после — рванул вперед, окутывая отряд, застилая тусклое солнце и оставляя спутников Сибэля в алой полумгле. Спустя несколько секунд в этом мареве начали появляться странные огоньки… С двух сторон выпрыгнули каменные стены, а сверху громко бухнулся потолок. Постепенно пространство принимало тот облик, который хотел видеть наконец-то определившийся с тематикой новых декораций некроэльф.



Александра Черчень

Отредактировано: 27.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться