Факультет истинного Чувства

Размер шрифта: - +

Продолжение от 7.5

 Не желая расплакаться прямо тут же, я выпалила ответ, надеясь, что маг сразу отпустит меня:

 - Мне просто жаль, что вам настолько тягостно мое общество.

 После моих слов магистр будто замер, даже из вежливости не пытаясь возразить. Я глубоко вдохнула и попробовала уйти. Не тут-то было! Мужчина удержал меня за плечо.

 - Не так быстро! Знаете, верита Феодоссия, вы просто кладезь удивительных открытий! До сего момента я самонадеянно полагал, что меня невозможно, выражаясь поэтическим языком, лишить дара речи, но вам это удалось. Даже жаль, что ваша стезя – не дипломатия, с такими талантами вы бы сумели вывести из строя любого оппонента. Я вот до сих пор не могу выстроить такую цепь умозаключений, которая позволила бы сделать столь далеко идущий вывод из вполне ординарного подарка.

 Видимо, магистр ждал, что я ему отвечу, но мне нечего было сказать. Я упорно смотрела в сторону, теребя злополучный пузырек.

 - Хорошо, - вздохнул верит Филипп. – Раз вы не желаете объяснять, что случилось, я попробую пояснить, какими соображениями руководствовался, подбирая подарок для вас. Возможно, это как-то примирит вас с моим выбором. Помимо очевидного желания вас порадовать, я основывал выбор на тех вещах, которые в Либерьяне делают лучше, нежели в Веритерре. Согласитесь, глупо везти из другой страны то, что и у нас можно купить на каждом углу. Парфюмеры Либерьяна – непревзойденные мастера своего дела, их ароматы славятся по всему миру. Кроме того, Брианда рассказала мне, что у вас на родине существует некий сложный кодекс допустимости разнообразных подарков в зависимости от степени близости дарителя и одариваемого. Вряд ли в тех местах, откуда вы родом, в ходу парфюмерия, а значит, и никаких правил относительно подарков подобного рода быть не может. Вот, собственно, и все! Я хотел вас порадовать чем-то качественным и необычным. Мне казалось, что ароматическое масло вполне отвечает этим критериям, хотя для здешних мест и не является экзотикой. Моя сестра с удовольствием им пользуется, я надеялся, что и вам оно придется по душе. Может быть, вы, все же, расскажете мне, в чем я ошибся?

 Я уразумела далеко не все, сказанное магистром, но вот одна вещь меня сильно удивила:

 - Брианда пользуется таким маслом? Я не замечала…

 - Скорее всего, замечали, просто не поняли, что это. Брианда предпочитает масло пачули, запах которого несколько сходен с древесным дымом. Неужели вам ни разу не доводилось при общении с ней ощущать подобный аромат?

 - Да, пожалуй, - припомнила я. – Хотя я думала, что это от мольбертов и красок, с которыми она все время возится… Такой резковатый запах, на скипидар похож…

 - Вы только ей не говорите, что ее любимые пачули напоминают вам скипидар, иначе за вашу жизнь я не дам и старой дохлой мухи, - улыбнулся мужчина. – Мне кажется, или вы и впрямь слегка успокоились? Для вас так важно одобрение Брианды?

 - Да… нет… в смысле: мне лучше, но дело не в Брианде, хотя я ее очень уважаю, - снова запуталась я в словах. Интересно, я когда-нибудь научусь говорить гладко и красиво, как по писаному? – Просто я вас неверно поняла, извините. После ваших слов все кажется таким простым и обыденным, а сперва мне подумалось, что такие вещи только с намеком дарят.

 - С каким же?

 - Ну… что вам человек неприятен, - потупилась я.

 - Знаете, верита Феодоссия, в одном вы можете быть абсолютно уверены: я не имею привычки приглашать в дом людей, которые мне по какой-то причине неприятны.

 - А меня вовсе и не вы пригласили, - возразила я.

 - Мне, в отличие от Брианды, не представилось такой возможности. Но вы же не думаете, что моя сестра не поставила меня в известность о количестве ожидаемых гостей?

 Я мысленно отвесила себе оплеуху: мы же проходили это на занятиях по этикету! Хотя Брианда не очень-то соблюдает правила вежливости.

 - Кроме того, меня теперь терзает один вопрос, - продолжал магистр, - неужели после Весеннего бала у вас сложилось впечатление, будто вы мне неприятны? Если это так, мне надлежит, конечно, по меткому выражению моей сестрицы, немедленно убиться веником.

 Кровь хлынула прямо к щекам, а сердце заколотилось часто-часто.

 - Мы же не виделись три месяца, - еле выдавила я.

 - Хотите сказать, что за это время ваши обстоятельства изменились? Вы обзавелись женихом?

 - Нет, - мотнула я головой, - но я-то дома была, а вы – в Либерьяне.

 - Мои обстоятельства никак не связаны с Либерьяном. И они также не изменились, - рука верита Филиппа скользнула мне на талию, заставив меня вздрогнуть. – И я бы с огромным удовольствием вам это доказал, хотя и боюсь даже представить, как вы можете расценить мои действия.

 Я судорожно сглотнула, забыв сделать вдох. Вообще-то, я была совсем не против, чтобы магистр меня снова поцеловал, но нельзя же вот так прямо об этом сказать. Это… это… нельзя!

 - Предпочту считать ваше молчание знаком согласия, – прошептал мужчина, а потом я уже совсем ни о чем не думала. Даже несчастный флакон умудрилась выронить.

 

 



Виктория Карелова

Отредактировано: 20.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться