Факультет магической механики. Магистр

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 13 (часть 2, черновик)

***Прод от 21.05. Желаю приятного чтения!

Вечером территорию академии было не узнать. Аудитории, первый этаж учебного корпуса и холл студенческого общежития утопали в зелени. Яркие цветочные гирлянды украшали серые стены, на полу в кадках стояли пушистые низкорослые кустарники, в корзинах и вазонах красовались цветы. Мрачный замок Агнуса заиграл красками, словно в склеп ворвалась сама жизнь: сочная, наполненная весенним ароматом и радостным смехом. Адептки нарядились в яркие платья и были похожи на редких птиц, прилетевших в Айсбери из южных стран. В парке на причудливо подстриженных шапках деревьев закрепили искусственные цветы, которые трудно было отличить от настоящих. На ветвях были развешаны бумажные фонарики со световыми кристаллами в сердцевине. Вечер только-только сменил день, и газовые фонари, возвышавшиеся вдоль дороги, тускло замерцали. В центральной части парка на лужайке возвели деревянную сцену, на нее поднялись ректор с деканами — сооснователями академии. Выступление Магнуса Стерлинга было пронизано горечью утраты. Он выразил соболезнование близким и друзьям магистра Сухинина, присутствующие почтили память преподавателя минутой молчания и запустили в вечернее небо черных воздушных змей. Те взмахнули бумажными крыльями, покружили над замком и растворились в темноте. После ректора слово взял декан Морган. Он говорил об учебных планах, дисциплине и не забыл поблагодарить Фениру Пламс и Бруно Арманьяка за организацию торжества. В конце своего выступления Райнер объявил о свадьбе с Марвел. Студенты захлопали, кто-то одобрительно засвистел, зажглись фейерверки, раздались взрывы от хлопушек, и мелкие блестки заискрились в воздухе, оседая на траву. Так студенческое сообщество поздравило молодоженов. Фредерик Эштон, завершая выступление основателей академии, напомнил будущим выпускникам о распределении в конструкторское бюро и мануфактуры и пожелал защитить дипломную работу на отлично. На этом официальная часть завершилась. К радости адептов и преподавателей начальник полиции Дюршак с советником Аткинсом отказались от ранее заготовленных наставлений. Ректор приказал всем веселиться, заметив, что весна олицетворяет саму жизнь, а значит, приветствовать ее нужно улыбками и смехом. Для студентов по всему парку расставили высокие тумбы с графинами, наполненными пуншем, в окружении легких закусок и десертов. Заиграла веселая музыка, молодежь разбилась на группки и разбрелась по лужайке. А преподаватели и члены попечительского совета прошли к одной из беседок, где для них накрыли стол.

Заметив Ликанова в компании Эрика, Марвел удивилась. Глеб так увлекся беседой со старым другом, что позабыл пригласить Марину, с которой в последнее время часто общался. Зато ректор Стерлинг сел рядом с Онорией и придерживал ее за локоть, словно боялся, что та сбежит. Рядом с лирой Стерлинг находился ее брат Герман Пирс, компанию ему составила студентка-старшекурсница с факультета алхимии. Герман коротко кивнул Марвел и тут же отвернулся к своей паре. Видимо, Пирс не желал чувствовать себя брошенным возлюбленным, а может, он не мог долго находиться в одиночестве. В любом случае, Марвел была рада, что Герман быстро позабыл о своем увлечении адепткой Уэлч и легко нашел замену.

— Райнер, мы давно не виделись. Ты сильно изменился, плохо выглядишь, — раздался мелодичный женский голос.

На другом конце стола Марвел заметила советника Аткинса. Рядом с ним сидела полная дама в бордовом платье, с сочными вишневыми губами и таким же ярким пером в темных волосах. Именно эта незнакомка и обратилась к леру Моргану. Хотя нет… незнакомкой она не была. Даже спустя столько лет сходство с портретом из кабинета Райнера было очевидным: рядом с Аткинсом сидела его супруга и сводная сестра декана Моргана Изабель.

— Добрый вечер, лира Аткинс. Виделись мы три года назад, и вы выглядите прекрасно, — помедлив, ответил Райнер.

К даме он не подошел, чтобы облобызать ручку, а чуть поклонился, приветствуя. Советник Аткинс скривился, то ли услышав голос декана, то ли распробовав кусок мяса, который положил в рот. А вот его жена засияла: щеки зарумянились, губы тронула кокетливая улыбка, в глазах появился блеск. Но переведя взгляд на Марвел, она, как и лер Аткинс, недовольно поморщилась.

— Это твоя жена? Поздравляю. Молоденькая.

— Благодарю, — сухо ответил Райнер.

Марвел стало любопытно, с чем именно поздравляет сводного брата бывшая возлюбленная: с женитьбой или с тем, что избранница молода. Новоиспеченная лира Морган не сдержалась: она взяла мужа под руку, демонстрируя сопернице, что декан прочно занят.

— Я так понимаю, твоя жена чужестранка и не аристократка, — поджала губы Изабель, рассматривая Марвел. — И нет, я ошиблась, не такая уж она и молоденькая.

— Это никуда не годится, — проворчал Аткинс. — Брак преподавателя со студенткой считается дурным тоном. Но теперь хотя бы понятны причины, по которым вы, лер Морган, протежировали адептку Уэлч на должность магистра.

Райнер сделал шаг вперед, но Марвел тут же сжала его руку, останавливая. Таким людям, как советник, ничего не докажешь, а тратить на них время и нервы — себе дороже. Морган поцеловал жене ручку, а Марвел заметила, как зло на них посмотрела Изабель. Что ж, в свое время она сделала свой выбор, а Райнер сделал свой.

— Потанцуем? — спросил Морган супругу.

— С удовольствием, — кивнула Марвел и последовала за мужем.



Анна Рэй

Отредактировано: 23.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться