Факультет менталистики

Размер шрифта: - +

Глава 2 Испытания

Месяц, выделенный на подготовку к вступительным экзаменам, пролетел словно один короткий миг. Всё вокруг было неимоверно интересным и увлекательным: природа, замок, город, новые знакомства, непривычный уклад жизни. Папа был угрюм, бродил по замку как неприкаянный. Его деятельная натура никак не могла найти себе применение в этом совершенно чуждом для нас мире, где многие вопросы решились посредством магии, которой он не обладал. Мама была его единственной отдушиной, а она явно наслаждалась своим нынешним положением.

Я довольно быстро влилась в сумасшедший ритм, который навязала мне герцогиня: ранний подъём, завтрак, занятия, обед, немного свободного времени и опять занятия, ужин и снова всё те же занятия. Голова привычно пухла от обилия поступающих в неё знаний, но теперь они, вопреки обыкновению, чудесным образом задерживались в памяти, не вылетая прочь после того, как кому-нибудь расскажешь фрагмент изученного материала. Возможно, причиной были талантливые педагоги, умудрявшиеся превратить в увлекательную игру даже изобилующую датами историю королевства? Или же перспектива замужества в случае непоступления, оказалась достойным стимулом для столь активного вгрызания в гранит науки?

Хотя мне действительно было интересно. Как выяснилось, моя мама была родом из этого мира, именуемого Таркон. Её… тьфу ты, наша семья занимала довольно высокое положение в социально-политической иерархии королевства под названием Элансия, и даже в каком-то дальнем колене родового древа пересекалась с правящей династией. Жили мы в городе Лемборн, являвшимся ни много, ни мало столицей Элансии.

Так вот, в возрасте двадцати четырёх, мама закончила с отличием факультет бытовой магии (!) столичного университета, что и объясняло её тягу к подобным работам и ту лёгкость с которой она справлялась. Одного я не могла понять, как герцогиня допустила, чтобы её дочь училась на этом факультете? Мне попытались втолковать, что нет ничего зазорного в том, чтобы шепнуть заклинание и щёлкнуть пальцами. С этим трудно не согласиться, однако в голове слишком прочно укоренилось представление о труде наших, земных уборщиц, связанное с мытьём полов и унитазным ёршиком в руках. И лично я наотрез отказалась поступать на этот факультет.

В общем, по окончании учебного заведения мама должна была сделать выбор между тремя претендентами на её руку и сердце. Но, увы, никто из них ей не нравился. Однако это не освобождало её от обязательств перед своим родом. В итоге, с импульсивностью, свойственной подросткам, не особо-то задумываясь о последствиях своего поступка и о том, как вернуться обратно, она не только раздобыла, но и активировала зачарованный свиток телепортации в некий отдалённый мир.

Воспринималось это как проявление бунтарства, несогласия с решением старших и одновременно – забавное приключение. Очутившись на Земле, она с ужасом поняла, что там, помимо неё, никто магией не владеет. Пути назад не было, как и возможности что-либо изменить.

Леон, несмотря на обманчиво молодой вид, несколько десятилетий прослуживший дворцовым магом у герцогини, проявил настойчивость. Долгие двадцать два года ушли на то, чтобы разыскать несмышлёную беглянку, успевшую обзавестись за столь долгий срок мужем и ребёнком. И вот наконец-то она смогла воссоединиться со ставшей к этому моменту неполной семьёй. Как выяснилось, дедушки не стало три года назад. Слушая, с какой теплотой и любовью все о нём отзываются, я искренне сожалела, что мы с ним так и не встретились.

Это краткий экскурс в историю нашего рода, а лично в моей жизни сегодня ожидалось судьбоносное событие: либо поступлю в универ, что не так-то просто сделать с тем объёмом знаний, который успела усвоить за столь короткий срок, либо буду вынуждена выйти замуж…

Как ни странно, процесс поступления здесь был довольно прост в отличие от земной процедуры. В определённый день, и не обязательно утром, абитуриент должен явиться в университет, подать документы и тут же пройти вступительные испытания, в число которых входила эланская письменность, история королевства, и… тестирование на предмет наличия магического дара. Последнее, в моём случае, вызывало самые большие опасения. В домашних условиях проверить, имеются ли способности, не представлялось возможным, а магия проявлялась лишь у десяти процентов местного населения, что уж говорить обо мне с учётом примеси земной крови?

Провожали меня всей семьёй. Но из кареты я вышла одна и, гордо задрав подбородок, пошла штурмовать местную Альма-матер. Страшно было даже подумать, что будет, если я провалюсь.

Денёк выдался солнечный и довольно жаркий. Скроенное по местной моде платье вызывает дискомфорт: корсет слегка затрудняет дыхание и жутко смущает излишне откровенным декольте. Всё это прибавляет нервозности. Однако никого, кроме меня, это не беспокоит.

Университетский двор оглушил, стоило войти внутрь. Будто ворота служили не только защитой от проникновения внутрь посторонних, но и несли некую функцию наподобие звукоизоляции. Внешне он напомнил мне муравейник. Народу здесь собралось немерено. Что не мудрено, ведь на каждый из пяти факультетов зачисляли по двести человек. Итого тысяча поступивших! А уж желающих это сделать было если не в сотни, то в десятки раз больше. Итого – не менее десяти тысяч абитуриентов, не считая начинающихся съезжаться студентов старших курсов, хотя их, по словам мамы, должно быть не так и много, очень уж сурово здесь отсеивали за неуспеваемость. В общем, такого столпотворения я прежде никогда ещё не видела, даже во время редких визитов на концерты эстрадных групп и певцов.



Марина Андреева

Отредактировано: 04.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: