Факультет судебной некромантии

Размер шрифта: - +

Глава 11

Последний раз меня так держала мама — за шиворот, когда я маленькая упала в лужу. Сейчас я висела так же, воротник формы неприятно давил на горло, а ноги едва-едва доставали носками ботинок до пола.

— Мне бы пропуск в архив. Пожалуйста.

— Пропуск? — глаза у некроманта полыхали огнем.

— Угу.

Спасибо, что прежде чем выкинуть меня из кабинета, оборотень все же открыл дверь. Я сидела на полу и понимала — никому не скажу. И вообще. Я ему свой первый поцелуй подарила, а он? Ну… наверное, это первый поцелуй? В таком сочетании душа-тело?

— Это он тебя так из-за чего выкинул? — Кариса выглянула из-за угла и тут же подскочила ближе, помогая встать. Принюхалась и вытаращила глаза. — Ну ты и бесстрашная!

Дверь снова распахнулась, и мне, прямо по голове, прилетел свиток. Который моментально раскрыла ди-Овар.

— Мастер! Мастер! Откройте! Я вас тоже поцелую! Сильно! Вам понравится!

— Кариса, — я зашипела и перехватила волчицу за талию, оттаскивая от двери, — ты чего?!

— Доступ в архив! В особую секцию библиотеки! Разрешение на тренировки! — Кариса потрясла перед моим носом свитком. — Всего за один поцелуй, держу пари, даже не слишком страстный — слишком мало времени прошло.

— Да, похоже мастер готов на все, лишь бы меня не видеть, — вздохнула я. На душе было как-то грустно.

— Ты его личный ассистент. — Кариса пожала плечами. — Вообще, ходили слухи, что он был игрушкой знатной дамы. Только, что сплетники вкладывали в это слово? Если секс, не вижу ничего страшного. Он мужчина, она женщина. Вот наоборот было бы печально. Ты перепишешь для меня в библиотеке пару косметических рецептов? Они слегка запрещены, но мне очень нужно? Пожалуйста?

— Студентка ди-Овар, почую от вас запах ванили — вымою в щелочи!

Дверь резко распахнулась. Некромант сурово обвел нас взглядом и вздохнул:

— Студентка фон Сгольц, вас жизнь не научила с осторожностью относиться к сомнительным мужчинам?

— Научила, — я пожала плечами, — подонков издалека чую. Мы пойдем? Я, честно, ничего ей переписывать не буду.

— А пальцы за спиной скрестили просто так? — смягчился некромант. — Просто прочитайте описание и подумайте, хотите ли вы такого для подруги. И помните: после ужина я веду вас к вашей матери.

Мы с Карисой покивали как китайские болванчики и убрались из переставшего быть гостеприимным коридора. Волчица остановилась, только добравшись до подоконника на третьем этаже.

— Вообще, наш мастер — тот еще эксклюзив, — задумчиво сказала она. — У него ведь аура рожденного некроманта, как у Майи. Только полностью вошедшего в силу.

— Как оборотень стал некромантом? — задала я давно не дающий мне покоя вопрос.

— Ты чего, глухая? Рожденный некромант, родился он таким. — Кариса фыркнула. — Мне больше интересно, как он проблему запаха решает? Мне фильтры помогают, но у самцов нюх острее. И нос нежнее, фильтры его безвозвратно калечат. Ладно, давай быстрей, нас сегодня Зур пытает.

— Давай тогда найдем ребят? Как это тебя, кстати, Вьюга одну оставил?

— Ему «вестник» прилетел, от декана его бывшего факультета. Ребята с ним пошли.

Кариса вытащила из кармана пакетик с карамельками и предложила мне.

— Нет, спасибо. Уж больно они кислые.

— Натуральный сок, обработанный особым образом, что бы ты понимала, — обиделась волчица.

— Сможешь найти Дара?

Кариса коснулась кончика носа удлинившимся когтем, и я увидела пресловутый фильтр — скобка на перегородке в носу. Немного расшатав серебристую полоску, красотка-оборотень принюхалась и уверенно пошла вперед. Мне оставалось только идти следом.

Нашего бойца можно было отыскать и без волчьего нюха — у кабинета декана боевиков. Там уже терся эльф, бросая крохотный кинжальчик в ворчливые портреты, да Майя пыталась реанимировать завядший цветок в кадке. И только Охотник являл собой идеального студента-некроманта — сложив руки на груди, излучал в пространство спокойствие и усталость.

— Не помирились, — хмыкнула Кариса и вернула фильтр на место.

— У тебя фильтр виден.

— Он тебе теперь всегда будет виден, — пожала плечами волчица. — Косячная модель. Ну что? — уже громче осведомилась она.

— Плохо слышно. — Лий вытащил кинжал из картины и, погладив полотно пальцами, зарастил прореху. — Пытаюсь попасть в глаз, увертливый, зараза. При жизни таким не был. Это бывший ректор, я его помню.

— Даже не знаю, выгодно ли нам знакомство с тобой… — Я невольно представила себя на таком портрете, уворачивающуюся от ножа вредного остроухого.



Наталья Самсонова

Отредактировано: 24.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться