Факультет судебной некромантии. Практика

Глава 3

Зайти принц так и не решился. Но нам до этого особого дела не было. Захочет венценосная немочь знакомиться поближе — познакомимся. Научим отстаивать свою точку зрения. Это уже была моя идея, ибо нам всем жить в этом царстве-королевстве. А если такая нежная цаца будет нами управлять… Училась я на Земле не так чтобы хорошо, но одно знаю — король должен быть силен. И желательно не телом, а духом. Этими соображениями я поделилась и с друзьями.

— Разумно, — кивнул боец. — Когда глава Ковена боевых магов слабеет, а его преемник не готов принять власть — это плохо. Распадается Ковен. А страна — это что-то большее. Так-то.

— Истину глаголешь, сын мой, — царственно кивнул эльф. — Я вот тоже считаю, что нужно вмешиваться во все потоки дерьма, протекающие рядом.

— Лий! — я добавила в голос побольше укоризны.

— Не все какашки — политика, но вся политика — какашки, — воздел палец эльф и пожал плечами. — Где-то читал такую фразу.

— Не думаю, что она звучала именно так, — негромко заметил Верен и вздохнул. — Но вообще-то я согласен с Рыськой. Только неужели этого больше никто не видит?

— Да видят, конечно, — фыркнула Кариса, и достала леденец. — Только каждый имеет свою выгоду, потому и не торопится государственность возрождать. Перевал — практически чужое государство. Графство ди-Ларрон расположено на человеческих землях, но примыкает к Лесу, и не отошло оборотням только потому, что леди Данкварт цепко держится за свое имущество. За что ей честь и хвала. Твоя, кстати, вероятная свекровь.

Я только плечом дернула. Уж больно холоден был Рой. Не то ему в уши что-то напели, не то сам надумал. Да и к черту, то есть, к ракшасу все. Сердце не разбивается, оно мясо. Утешив себя этой мыслью, я вернула свое внимание диалогу.

— Я буду министром культуры, — томно изрекла Кариса.

— Вы чего? — ошалело переспросила я.

— Власть берем, — пожал могучими плечами Вьюга.

— Вы охренели?

— Ты будешь министром злобных дел, — утешил меня эльф и радостно заржал. — Да шутим мы, шутим. Но в каждой шутке…

— Давайте жить тихо и гадко? — робко предложил Верен, и, смутившись, пояснил: — Тихо и спокойно — не наш профиль. А гадости можно творить и под покровом тайны.

До самого вечера ребята пытались примерить на меня министерский диплом. На что я только отмахивалась. Хотя нет-нет да и мелькала подобная мыслишка. Но что могла сделать кучка некромантов-недоучек? Без поддержки?

Несколько дней пролетели незаметно. Мы успели позагорать на крыше дворца, найти покои опальной императрицы. Удивительно, но леди Диамин попала в опалу уже после своей смерти. От такой логики происходящего я на мгновение опешила, но после, крепко обдумав, решила, что император может позволить себе и не такие странности.

Вот только расслабились мы слишком сильно. И на выполнение трудовой задачи у нас осталась одна ночь.

— Как так?! — простонала Кариса. — Еще вчера было столько времени!

— Ну, вчера мы заменили соль на сахар на кухне, — пожал плечами Лий.

Мне отчетливо кажется, что у эльфа какой-то пунктик на общепите. Он всегда и с огромным удовольствием подставляет поваров. Самые глупые и самые детские розыгрыши способен извратить до жестокости. И я уже который день набираюсь смелости спросить. Сегодня попробую.

— Так, нытье в сторону. На нас с Лием кусты и трава, вы займитесь стеклами. Что?

— А они выживут? — уточнил Верен.

— Нет, я думала о том, чтобы просто испепелить спорные кусты, — я пожала плечами, — но нас вроде как просили их сохранить. Так что, конечно, выживут.

— Я про нарушителей, обрывающих цветы, — вздохнул алхимик и потянулся за сумкой. — Мне их почему-то очень жаль.

— Пф, да ладно, нормально все будет, — отмахнулся эльф.

Выходили все вместе. Пусть мы понемногу и начали ориентироваться на первом этаже, но с Лием было как-то спокойней. И едва мы оставили ребят за спиной, я тут же, в лоб, ошарашила эльфа вопросом:

— За что ты так не любишь поваров?

— А так заметно? — удивился Лий.

— Очень, — хмыкнула я.

— Я несколько раз сбегал из леса, — сообщил эльф. — И всегда, когда был голоден и просил милостыню, мне доставались помои, а собакам и кошкам более приятная пища. Знаешь, одно время я и правда считал, что ничем не лучше животного. Форма ушей, опять же. Потом меня на воспитание взяли дедушка с бабушкой, и через двадцать лет я сбежал снова.

— Ты лучше собаки, — мне некстати вспомнился старый советский мультик.

— Спасибо, я знаю, — ровно произнес эльф.

— Лий, я серьезно.

— Я тоже, — он улыбнулся. — Я заметил, что моя порция еды, если ты готовишь, всегда самая красивая. Или рожица нарисована. Или еще что-то. Я ценю. А теперь идем, иначе утром нас будут извращенно любить без масла.

— Это точно, — вздохнула я. — Как насчет иллюзии скелета? Сломал веточку — и бац!

— Так они не должны ломать. Это уже не превентивная мера, а наказание.

— А превентивной будет… м-м-м… А ты можешь сделать так, чтобы цветы прятались?

— Не все кусты, — здраво оценил свои силы эльф и просиял: — Сейчас обработаем самые ценные и популярные, покажем декану. А после потихоньку займемся всеми.

— И можно будет какой-нибудь ужасный слух пустить, — размечталась я.

— Какой? — тут же заинтересовался Лий.



Наталья Самсонова

Отредактировано: 17.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться