Факультет Темной магии: Всё не то, чем кажется

Размер шрифта: - +

Глава 19

– Вир… Ну, Вир, мы же так опоздаем и все пропустим. Хватит смотреть в окно. Вир!

– Что? Да-да, иду, – я с некоторым усилием отвернулась от окна, из которого была хорошо видна та самая башня, на верхних этажах которой когда-то располагалась обсерватория, и задернула занавески.

– Нет, я все понимаю, – пробормотала Сельвиль, аккуратно укладывая наши вещи в сумку, – но нельзя же так…

Я легко пожала плечами и виновато развела руками. Подруга была права: я сегодня почти весь день летала где-то в облаках, почти ничего не замечая вокруг, а на моих губах то и дело проскальзывала едва заметная мечтательная улыбка. Это всё, конечно, было неправильно – ведь я – преподаватель, а Руан – мой студент, – но стоило мне лишь взглянуть на башню, которую мы вчера обследовали, как пальцы сами тянулись коснуться чуть припухших губ, чтобы уловить отголоски поцелуев, а мысли вновь возвращались к произошедшему вчера. И я словно наяву вновь чувствовала легкие и в то же время настойчивые прикосновения, слышала тихий, будоражащий кровь шепот, ощущала дурманящие ласки.

– Вир!

– Прости, – я резко отдернула руку от лица.

Это прям наваждение какое-то… И это ведь даже не первый мой поцелуй, да и отношения у меня до этого были, только вот ни от чьих прикосновений меня так раньше не бросало в жар, ни от чьих ласк так не горели губы и не заплетались мысли. Мне вообще раньше казалось, что все это – выдумки писателей.

– Ты все взяла? – наконец, я заставила себя собраться и сосредоточиться на сборах. Взглянула на сумку в руках подруги, на вещи, лежащие на кровати и ждущие, когда их уберут, на легкие беспорядок, что навела Сельвиль, пока пыталась найти у меня все нужное: я-то ей не слишком помогала в поисках.

– Сменная одежда, – девушка указала на сумку, – плащи, – кивок на кровать, – кое-какие травы, – мешочки, лежащие около сумки, перекочевали внутрь, – и твой рецепт. Вроде, все. Мы остановимся в Махновке – помнишь такую деревеньку около леса? – там и переоденемся.

– Помню, – я подхватила в след за подругой плащ и, накинув на плечи, застегнула фибулу. – Там, если ехать в сторону города, есть довольно примечательная роща.

– Ты про тот источник, который почему-то считают святым и на который едва ли не молятся? – усмехнулась подруга. – Интересно, что будет, если сказать селянам, что ключ пронизывают черные нити? Это их сильно огорчит?

– Попробуй, – я подхватила сумку и окинула комнату взглядом, пытаясь понять, ничего ли мы не забыли.

– Нет уж, – Силь распахнула дверь. – Я не настолько смелая. Ну что, идем?

– И это говорит придворный маг, – тихо рассмеялась я и, захлопнув многострадальную дверь, накинула петли защиты. – Как же так?

– Знаешь, – заговорщицким шепотом произнесла Сельвиль, – нет силы страшнее разгневанных крестьян. Они как лавина. Их легко спровоцировать, но почти невозможно остановить. А последствия порой непредсказуемы. Так что я лучше выйду против полсотни обученных воинов, чем против толпы селян.

Спорить я не стала, тем более что Силь действительно было виднее, ведь, в отличие от меня, в большинстве своем «общающейся» с нежитью, девушке доводилось работать, как и с дворянами, так и с крестьянами.

До Махновки мы добрались без всяких приключений: никто не попытался наброситься из кустов на двух одиноких путниц, никто не сделал попытки навязаться в попутчики, когда мы ненадолго завернули в таверну в одной из деревень, чтобы прикупить медовухи. За нами даже никто не увязался из Университета, чего я больше всего боялась. Даже несколько раз оборачивалась и раскидывала поисковое заклятие. Однако никого из ребят по близости неизменно не оказывалось, так что я вскоре, успокоившись, бросила это дело.

В Махновке мы тоже надолго не задержались. Лишь оставили лошадей на небольшом постоялом дворе, да переоделись. Правда, переодеваться пришлось в каком-то сарае: оказалось, что все номера были заняты такими же, как мы, путниками. А все потому что, как узнали мы из подслушанного краем уха разговора, в ночь, когда ведьмы устраивали свой шабаш, источник начинал источать такую благодать, что все вокруг ключа озарялось божественным светом.

– Это шоб смыть черную ведьмину гниль, – прокаркала вещавшая старуха и поправила сухой рукой съехавший платок. – Шоб очистить нашу землю-матушку от ихнего колдовства. И водица эта самая шо ни есть целебная, божественная! Кому тарку под нее? Недорого!

Вот и съезжались сюда со всех окрестных сел, да городов паломники, чтобы посмотреть на чудо и воды божественной набрать. Что было только нам на руку: скучающий без клиентов трактирщик двух путниц запомнит легко, а вот среди полсотни человек двух девиц-паломниц – вряд ли. Да и затеряться среди толпы всегда проще.

 Так что, накинув на головы платки, как истинные верующие, мы с Силь пешком направились к тому самому благодатному источнику. Но, совсем немного не дойдя, свернули в лес: ведь всяко бывает, прихватило от близкой божественной силы у паломниц живот, вот и потребовалось в кустики. А то, что мы так и не вышли к ключу – так кому какое дело. И то, что путь наш лежал к тем самым ведьмам – знать кому-то и вовсе незачем.



Валентина Льер

Отредактировано: 02.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться