Фальсификация

Размер шрифта: - +

Глава 23

— Шутишь? — только и спросил Квай-Гон.

Прия помотал головой. Идиот: риторический вопрос. Попытка выразить ужас при мысли, что страшилка «не ходи на тёмную сторону — Силу потеряешь» — не глупая присказка, а пугающая реальность.

Или нет?

Или дело не в Силе, а в голове? И Прия обманул сам себя, забыл, что тьма и свет — это не техники, это намерения?

На самом деле Квай-Гон хотел убедить себя, что с ним самим подобного не случится.

Оби-Ван, чистая душа, обнимал панторанина за плечи, чуть не плача от сострадания. Мэйдо растерялась.

Они оба сегодня отдали приказ, исполнения которого не хотели. Мэйдо лишилась приза, Квай-Гон... ничего не лишился, но стал причиной... не так. Прия был сам виноват, что приучил себя рабски следовать правилам и не думать. Вины Квай-Гона здесь не было, не могло быть.

«Но тогда…»

— Простите, эмиссар, — сквозь зубы процедил он. — Мне следовало подумать, прежде чем рубить губернатору голову.

Мэйдо то ли не слышала, то ли не посчитала извинение достойным внимания. Она подошла к отшельнику, присела, достала зеркальце. Универсальный предмет — можно выяснить, не прячется ли кто-то, жив ли кто…

Оказалось, ещё жив.

— Это ничего, — голос был едва слышен. — У него сердца на двоих хватит, только царя в голове нет как нет. Отправь наместника, а? Так и проживёте... — отшельник нахмурился вдруг, резко развернулся к Квай-Гону: — Эй! Эй, рыцарь! Сети Ален, слышишь? Так и передай: Сети Ален!

И, должно быть, усилие, пошедшее на очередную чушь, было последним: миг — и отшельника не стало. Осела одежда на смешанный с гарью, спекшийся местами в стекло песок — и всё.

— Что с ним? — высоким от нервов голосом спросил Пери.

— Смерти нет, — ответил Квай-Гон. — Для тех, для кого есть Сила, её действительно нет. «Кто отринет и прах, и тлен — в бесконечность уйдёт живым».

Мэйдо медленно поднялась на ноги. Подошел ближе Пери, уставился на одежды. Затишье прошло, ураган дохнул с новой силой и унес облачение прочь, подхватил длинный шарф, разметал пахучие порошки.

Как будто отшельника не было вовсе.

— Им всем стоило умереть, — Мэйдо смотрела на панторанина, и вряд ли она до конца понимала, на что тот теперь обречен. — Им стоило умереть, а я приказала вам их спасать с риском для вашей собственной жизни. Вы могли погибнуть ради них — по моему приказу.

Как и следовало ожидать, представитель ответил вызубренной банальностью:

— Мы поступили так, как должны. Вы приказали спасать. Мы с Юргылином пытались спасти. А что они поступили иначе... их дело, и им отвечать. Опять же, — неожиданно циничным тоном и с недоброй улыбкой заметил он, — попытки убить спасителя негативно влияют на шансы выжить. Так что, думаю, большинство уже ответило, да.

— Даю слово, остальные за это заплатят.

Мэйдо умела убивать, но пока ее целью стали только безрукие. Выразить опасения по этому поводу Квай-Гон не успел.

Из темноты, как до того — Прия, потом — отшельник, появился фалнаут. Тощий, нелепый, растрепанный, он размахивал унесенным ветром шарфом.

— Здесь он! — завопил фалнаут. — Я говорил, здесь! Все сюда!

Переулок мгновенно заполнился людьми и фалнаутами. Может, это и были все, кто выжил, — израненные, перемазанные сажей, в рваной, прожженной одежде. И все держали в руках кто ножи, кто палки. Он встали плотной стеной, ветер дул им в лица, но это их не смущало, не останавливало.

Никто из них не собирался отступать.

Квай-Гон положил руку на меч и сделал шаг, закрывая стоявшую ближе всех к толпе Мэйдо. Она медленно вытащила уцелевший бластер. Квай-Гон снял с пояса и перебросил Оби-Вану меч представителя. «Ему он уже все равно ни к чему...»

Мэйдо шагнула в сторону. Ее так и тянуло остаться без защиты, будь то щит или прикрытие подготовленного мастера-джедая, и Квай-Гон придержал ее за плечо. Мэйдо не дернулась, но, возможно, лишь потому, что понимала — резкое движение спровоцирует нападение.

— Вас здесь чуть более двадцати человек, — с насмешливым превосходством объявила она. — Вы вооружены ножами и палками против бластера и мечей. Сопротивление бесполезно. Губернатор Сутр казнен по моему приказу за покушение на убийство представителя Ордена.

По толпе пронеслись удивленные возгласы, но и только. Квай-Гон чуть сильнее сжал плечо Мэйдо… не потому, что хотел ее удержать. Потому что она его удивила и взяла на себя всю ответственность.

— Как полномочный представитель Сената Республики я предлагаю вам сдаться. Здесь и сейчас. Бросьте оружие. Я считаю до трех. Раз…

Двоих человек Квай-Гон опасался. Пери и Прия — оба ни на что не способные, кроме внезапного срыва.



Даниэль Брэйн, Алсет Виссон

Отредактировано: 21.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться