Фамильное древо

Размер шрифта: - +

Эпилог второй. Май следующего года

Над потолком в палате Королевского госпиталя работал лично придворный художник. Правда, последствия наркоза не позволяли в полной мере насладиться его трудами: мне никак не удавалось сфокусировать взгляд.

Надо мной, впрочем, в палате Королевского госпиталя работал знатный садист. И тут последствия наркоза меня вполне устраивали.

 - Ну, все как я и говорила, - нарочито бодро сообщила госпожа Гирджилл, не глядя в мою сторону. Я не видела, кого она держала на руках. Иринейская целительница не спешила показывать мне ребенка, отлично понимая, что пока что я не в состоянии выдавать адекватную реакцию. – Мальчик. Именно тот набор генов, который показало последнее исследовательское заклинание.

Значит, зеленоглазый и темноволосый, как дедушка по отцовской линии… то есть, разумеется, Его Величество.

Кажется, помимо сына, я подарила Его Высочеству повод для бесконечных подколок. А Рино, который был похож на короля гораздо больше законнорожденных принцев, замучается работать со сплетнями – в первую очередь среди собственных подчиненных.

Что ж, зато имя моего сына будет на слуху с первых же дней жизни. Его Величество может быть доволен: следующий «щит» для королевской семьи даже выбирать не придется.

 - Отлично, - таким же чрезмерно бодрым тоном сказал господин Гирджилл и отложил в сторону что-то странно изогнутое и окровавленное. – Заклинание на ускоренное заживление я сплел, шов завтра осмотрим и решим, как долго его держать.

Я перевела взгляд со спины воркующей целительницы на сине-зеленую палатку, сооруженную над нижней половиной моего тела, и флегматично отметила, что была совершенно права, когда не позволила Его Высочеству присутствовать. Разрезанная любовница – отнюдь не услада для глаз. Кроме того, готова поспорить, что, пока несравненный Третий принц нервно метался по госпиталю, труженики камеры и пера поймали с пару сотен удачных кадров, и появление на свет будущего герцога Грейвинд-Ариэни будет преподнесено самым трогательным образом.

Уже было решено, что предложение мне Его Высочество сделает через месяц – прилюдно, в Союзном парке, где состоится гастрольное представление Хелльского Театра Теней для узкого круга публики, как раз подходящей в свидетели. Отсрочка объяснялась тем, что Третий счел необходимым присутствие на помолвке всех своих детей. Нужно было продемонстрировать заинтересованным лицам, как относится ко мне маленькая принцесса – и что Его Высочество признает себя отцом обоих моих сыновей.

Третий утверждал, что это сразу создаст правильные настроения в народе. В работе с людьми ему не было равных, и я доверилась.

Но пока что грядущее представление казалось невероятно далеким и неважным. Я чувствовала себя оглушенной; господин Гирджилл отошел к супруге, уступая место в «палатке» медсестре, а я могла только пялиться в неразличимые картины на потолке и флегматично обдумывать возможность наконец-то увидеть собственные тапочки, не сгибаясь пополам.

Реакция на суматошный стук в дверь была такой же вялой: чета целителей опутывала моего сына сетями фирменных заклинаний, медсестра накладывала повязку, а меня самой хватило только на то, чтобы повернуть голову. Визитера, впрочем, это не смутило.

 - Миледи! – воодушевленно воскликнул дюжий медбрат, в чьей выправке неуловимо просматривалась продолжительная стажировка у Рино. – Инкубатор остановился!

Целители одновременно обернулись и, убедившись, что непрошенный посетитель соизволил надеть стерильную спецодежду, резко потеряли к нему интерес: искусственно зачатым ребенком, согласно контракту, занимался придворный лекарь и специально приглашенная из Лиданга жрица.

 - И? – кое-как вытолкнула из себя я и быстро замолчала: в животе разлилось уже почти привычное онеменение, намекавшее, что лучше мне пока никаких признаков жизни не подавать. Обезболивающее заклинание постепенно выветривалось.

 - Мальчик, - отчитался медбрат. – Пятьдесят пять сантиметров, три с половиной килограмма, восемь баллов. Время остановки – семнадцать пятьдесят три.

Я слегка нахмурилась, но следующий вопрос, к счастью, догадалась задать госпожа Гирджилл, ради такого передавшая ребенка на руки мужу.

 - А точное время остановки инкубатора? Секунды, - уточнила она.

Медбрат озадаченно моргнул и на пару минут выпал, активировав вживленные сенсоры и выясняя подробности.

 - Сорок пять секунд, - отозвался он наконец.

Я скосила глаза на супругов Гирджилл. В тот момент оба до невозможности напоминали Мелкую, когда та узнавала какой-нибудь свежий анекдот и спешила рассказать его, пока смех не прорвался наружу и не смазал эффект от удачной концовки.

Мне отчего-то представился Третий с точно такой же гримасой. И мечущиеся по лестнице журналисты, которых, естественно, не пускают ни на один из нужных этажей.

И схватившийся за голову король, которому предстоит решать, кто из одновременно родившихся внуков будет герцогом, а кто – маркизом…



Елена Ахметова

Отредактировано: 02.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться