Фамильяр

Глава 26

– История эта началась не так давно. – заговорил после небольшой паузы профессор. – Был у нас студент, которого очень интересовала пространственная магия. Специалистов по ней практически нет. Сильные маги осваивают владение порталами по ранее разработанным схемам, артефактники делают по готовым разработкам кристаллы переноса. Все пользуются старыми находками и открытиями. И, казалось, ничего нового в этой области и не предвидится. Но были разговоры, что существует древний фолиант какого-то сильного мага, которому была подвластна пространственная магия. Существует легенда, что тот маг мог даже перемещаться между мирами. Да, да. Наш мир не единственный. Но это отдельная песня. Студент был талантливым магом. В успех его особо не верили, но предоставили ему лабораторию. Все решили, что, если у него хотя бы что-то получится, то это будет прорывом в перемещениях в пространстве. Как потом уже выяснилось, что-то у него стало получаться, но никто особо не интересовался успехами этого, уже, исследователя, назовем его Дор. А тот был не особо разговорчивым. Весь был погружен в свои поиски. Как потом, по некоторым найденным записям обнаружили, Дор создал что-то вроде пространственного кармана. С помощью артефакта, помещал туда предметы и потом доставал их. Но не очень понятно, когда и как стал доставать не только то, что положил туда, а и что-то другое, просто задуманное и представленное. Или это он доставал уже не из своего кармана, а откуда-то еще? И вот однажды, об этом есть восторженная запись, он сидел, мечтал, вспоминая легенду о фолианте пространственного мага, о знаниях и умениях, которые мог бы с помощью такого фолианта получить, он задремал. Очнулся, артефакта нет, а на коленях лежит древний фолиант, который он представлял.

– Предупреждаю, не ищите в библиотеке сведений о нем или сведений о пространственной магии, не привлекайте внимания. Я продолжу завтра рассказ. Вы понимаете, что надо соблюдать осторожность? Завтра я приду к вам в архив. Посетите свою «работу» после завтрака.

Мы покинули профессора и всех, судя по взглядам, распирали мысли и эмоции, но…

– Да, профессор прав, – проходя мимо группы студентов, заговорил Зак, – нам нужно больше работать. Иначе не отработаем долг.

Вот такие мы конспираторы. Мы и в доме не решились разговаривать об этом, опять пошли к озеру. Попросили фамильяров следить за периметром и не подпускать к нам чужих. Лисси еще следила, чтобы ее лисичка близко не подбегала и, если та приближалась, то поднимала руку в сдерживающем жесте. Но потом мне в голову пришла мысль, моя Фани знает все, что знаю я. А лисичка Листры? Она тоже читает все мысли? Может зря мы от нее скрываем информацию? Поделилась с ребятами, а Лисси решила сразу прояснить этот вопрос. Подозвав своего фамильяра и сняв «репейник», Лисси прямо спросила, в курсе ли та, что на ней следилка или прослушка?

– Да, она знает, – перевела нам.

Мы переглянулись. Вот так.

Лисси стала мысленно общаться со своим фамильяром, объясняя той ситуацию, а потом нам сказала:

– Она все понимает, это же часть меня, мой фамильяр. Со мной во всем согласна. Мы договорились, что, она, если мы ее не видим, будет предупреждать нас о своем приближении. Но вот, что она еще интересное мне передала. Раньше она такие «репейники» сгрызала. А позже ей подвешивали новый. Вот я и думаю, не пора ли нам «сгрызть» этот?

Лисичка была освобождена, а вот «репейник» мы запрятали. Потом разберемся.

Закончив с этим вопросом, стали обсуждать день и услышанное от профессора. Конечно, мы догадывались теперь в чем будет заключаться наше задание. Но возник вопрос. А кто тогда наши противники, кто попытался взять под контроль метаморфа, кто установил капкан, кто пытается за нами следить?

Холт выразил сомнение:

– Ребята, это могут быть не связанные между собой люди, преследующие каждый свою цель.

– Я говорил, – напомнил Торий, – на меня могли поставить капкан мои преследователи. Вот только, если это они, то одним капканом не обойдутся. Думаю, будет еще что-то.

Тут подлетел сокол, и Холт сообщил, к нам подбираются две девушки, одна, судя по описанию, Сандра.

Я подозвала лисичку, а ребятам бросила:

– Не удивляйтесь, сейчас будет представление, – и начала магичить.

Конечно, пантеру, как я хотела, у меня не получилось быстро изобразить, но Лисичка стала выглядеть как огромная рыжая кошка, только ушки я ей сделала как у рыси, с кисточками. Народ врубился и занял наблюдательные позиции. Громадная кошечка потянулась и направилась к диверсанткам.

В это время Сандра с подружкой, пытаясь тихонечко подобраться к нам, уже ползли. Киска выглянула из-за кустика, уставившись на кряхтящих от старания передвигаться тихо подружек, и выразилась:

– Мрр, тяв!

Я смотрела на Сандру. Вот наша белобрыска поворачивает голову на звук, потом пытается подпрыгнуть одновременно с подружкой, хватаются друг за друга, падают и начинают орать.

– Аааа!

Я быстро сняла иллюзию. Девчонки орали срывающимися голосами и оглядывались. Ребята вышли к ним, спрашивая, «что случилось?»

Мне понравилось, как они описывали огненное чудовище. Лисичка кажется хихикала, повизгивая. Мы тоже.

На крик прибежал еще народ. Ох, и шуму же они наделали. Но мы заверяли всех, что никого и ничего не видели. А девчонки не могли объяснить, что они здесь делали, да еще и в таком виде.

Листра, когда мы уже шли домой, тихонечко мне сказала:

– Знаешь, я только что поняла, как мне этого не хватало. Ты молодец!

– Мир?

– А как же!



Любовь Юрк

Отредактировано: 25.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться