Фамильяр

Глава 32

День катился своим чередом. В архиве опять были занятия с профессором Сильвией – разобрали защитный контур и, по просьбе ребят, полог невидимости. Про меня, что я уже делала это, промолчали. После обеда нам дали время для самостоятельных занятий и отдыха. Обрадовались все. Больше всех, наверное, Листра. Ей хотелось продолжить занятия с Огином. Да всем нам нужно было что-то прочесть, обдумать, в чем-то потренироваться. Поэтому планы строил каждый для себя.

Зак предложил мне поработать опять вместе, но я отказалась, пояснив, что хочу сама все обдумать и попробовать повторить то, что получилось спонтанно. Мне нужно было побыть одной, слишком много было новой информации, которая не укладывалась в голове.

– Фани, – позвала я фамильяра, – я действительно пространственный маг?

– Ты сомневаешься? Тогда пробуй, убедись в том, что тебя пространство «слышит», или в обратном.

– Мне страшновато немного.

– Ты боишься поверить?

– Да, ведь это такое чудо.

– Ты или принимаешь его, или отвергаешь. Если перестанешь верить, то…

– Нет, нет.

И наложив на себя полог невидимости, я вышла из комнаты, а потом, убедившись, что меня не видят, и за порог коттеджа.

Листра с Огином увлеченно беседовали, я прошла мимо, не мешая подружке, и побрела знакомой тропинкой к озеру.

– Держи концентрацию, а то полог невидимости рябит, – напомнила мне Фани.

Да, нельзя допустить, чтобы меня увидели мало того, что одну, так еще и с мигающим пологом невидимости. Конечно, лучше всего было бы оказаться далеко отсюда, там, где меня никто не мог увидеть или услышать, скажем на берегу моря. Я бы смотрела вдаль, на бескрайнее море…

Мои ноги окатила волна и отбежала обратно. Я обернулась. Скалистый берег. Ни людей, ни жилья рядом. А у ног море, ласково шепчущее что-то. И я выбросила из головы все мысли, сомнения, тревоги. Я стала просто радоваться и наслаждаться тем, что есть здесь, рядом. Я отдалась этому восторгу, чувству легкости. Я пела, танцевала и заигрывала с волнами, ветром. И в какой-то момент мне захотелось летать, летать как птицы. Это было как сон. Я летала. Во сне мы смелы и безрассудны. Нам подвластно все. А кто не летал во сне? Я, думаю, все летали. А вот падать? Я думаю, что и падали все. Вы понимаете? Да. Я падала, падала в какую-то пропасть. Зацепиться было не за что. Осознание, что дно приближается, и я сейчас разобьюсь, накрыло меня ужасом. Как во сне, я стремилась проснуться. Но это был не сон. Это же реальность. Мгновения перед глазами пронеслись лица родных, друзей, Дор.

– Дооор! – закричала я, и… картинка перед глазами мгновенно изменилась. Мне даже не верилось. Но перед глазами не было приближающегося дна пропасти, перед глазами были глаза Дора. Я дрожала, ухватившись за его плечи.

– Все хорошо, девочка. Все хорошо.

А для меня весь мир был в его глазах. Все. Больше ничего не существовало. Слезы еще текли по моим щекам, и он вытирал их.

– Испугалась? Растерялась? Ты всегда должна помнить: в любой момент, только позови – и я буду рядом. А вместе мы справимся со всем, с любой ситуацией. Тише, тише. Успокойся. Все хорошо. Я рядом, и тебе ничего не угрожает.

Понемногу я стала приходить в себя, но Дора отпускать не хотела. Тогда мы устроились рядом на каком-то цветущем луге. Дор, обхватив меня за плечи, прислонил к себе. А я, чувствуя рядом его плечо, начала успокаиваться и смогла уже смотреть по сторонам.

– Это одно из моих любимых мест.

Бескрайнее поле, только вдалеке лес и горы. А перед глазами полевые цветы: колокольчики, смолянка, ромашки, васильки и какие-то еще, названий которых даже не знаю. Простые, неприхотливые полевые цветы. Но сколько красоты, щемящей нежности было в каждом из них. И на смену ужасу от падения пришло восхищение. Восхищение этой красотой, этим миром. И я мысленно послала ему волну благодарности. Чуть-чуть, на грани слышимости я уловила перезвон колокольчиков. А Дор засмеялся.

– Я знал, что тебе понравится мой уголок.

– Да. Очень. Спасибо.

– Ты, когда захочешь, можешь приходить сюда.

– Как?

– Просто мысленно представь и пожелай оказаться здесь. Ты не поняла? Эх, ты, фантазерка! Пространство слышит тебя и, как бы это правильно выразить, воплощая твои желания, переносит тебя туда, в тот мир, в то место, которое ты представляешь, туда, где тебе хочется оказаться.

– А как же пропасть?

– Ты, наверное, подумала о ней и представила, что падаешь туда?

– Да, я вспомнила один из снов.

– Вот. Постарайся не представлять ничего, угрожающего твоей жизни. Ведь те, кто слышит тебя, понимают все однозначно.

– И мои фантазии, любые… – и я представила водопад, летящие струи воды…

– Аааа!

Мгновение – и мы вымокли. Рев и удары струй воды. Но не успела я опомниться, как мы оказались опять под солнцем на цветущем луге, отфыркивающимися.

– Предупреждать надо, – смеялся Дор.

– Да я только попробовала.

– Ну, что, любопытная, в мокрой одежде не погуляешь. Надо сушиться.

– Да. И мне домой пора. Меня могут начать искать.

– До скорой встречи, – и он чуть коснулся моей щеки пальцами.

Мгновение – и я в своей комнате. Мокрая до нитки. Но настроение было… хотелось петь и поделиться своим счастьем!



Любовь Юрк

Отредактировано: 25.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться