Фамильяр. Книга Проклятых

Размер шрифта: - +

Часть вторая, в которой я учусь жить на две личности

– У тебя всё хорошо? – как сквозь вату слышу голос Опал. – Выглядишь не очень.

Открываю рот, чтобы оставить едкое замечание на тему того, как бы она себя чувствовала, если бы у неё вдруг украли жизнь, но тут же захлопываю его обратно, потому что Стоун запретил мне об этом распространяться.

Хотя вряд ли я что-то должна этому предателю.

– Я в порядке, – в итоге бурчу в ответ и отворачиваюсь к окну.

– Продолжай убеждать себя в этом, дорогая, – фыркает подруга и снова утыкается в ноутбук.

Шерстит страничку Ника на фейсбуке, не иначе.

– Лучше бы за своим огородом следила, – копируя её тон, хмыкаю в ответ. – Не надоело ещё таскаться за этим овощем?

Опал корчит рожицу, не отрываясь от дела.

– Он совершенно точно не овощ! Однажды я выйду за него замуж, вот увидишь!

Вздыхаю, потому что через несколько дней я её попросту потеряю, и вместо дружбы Опал начнёт меня ненавидеть.

Если, конечно, Стоун и ей память не сотрёт.

Вообще-то, уже прошло два дня с того нашего разговора – неприятного для меня и рядового для него; и ровно два дня назад мы с ним виделись последний раз – на его счастье, с инстинктом самосохранения у него всё было в порядке, потому что у меня чесались руки выместить на чём-то или ком-то злость, а его кандидатура подходила для этого идеально.

– Если бы тебе оставалось жить всего четыре дня – что бы ты сделала? – по-философски спрашиваю, подперев подбородок кулаком, и рассматриваю маячившего за окном Безликого.

Вот уж никогда не думала, что начну испытывать к этому созданию сочувствие, но ему действительно не позавидуешь: бедолагу лишили нормальных конечностей и рта и заставили практически сутками торчать поблизости от меня, что уже само по себе наказание...

Опал вопросительно приподнимает одну бровь, но тут же принимается усердно думать; впрочем, много времени для ответа ей было не нужно.

– Оттащила бы Ребекку за её накладные волосёнки от Ника и поцеловала бы его – возможно даже при всех, – мечтательно складывает руки на груди.

Закатываю глаза к потолку.

– Во-первых, чтобы сделать это, не нужно ждать дня смерти; во-вторых, когда ты уже наконец поймёшь, что амёба-Ребекка и неандерталец-Ник – это идеально подобранная пара, и нарушать этот баланс, вмешивая в формулу умницу-Опал, не нужно?

Подруга несколько секунд сосредоточенно изучает моё лицо, а после на всю столовую раздаётся её весёлый смех. Это на некоторое мгновение расслабляет мои сведённые напряжением плечи, но после я снова хмурюсь.

Пожалуй, Опал мне будет не хватать больше всех.

Чуть позже, когда мы с подругой плетёмся на урок математики, и она канючит о том, что ждёт-не дождётся того дня, когда наконец-то перешагнёт «порог этой дурацкой школы в последний раз», я понимаю, что сделаю это гораздо раньше. Но вопреки всему не чувствую абсолютно никакой радости, хотя ещё недавно сама была готова отдать всё на свете за выпуск.

Что ж, хотела – получи.

И не забудь сказать Стоуну спасибо за «досрочное освобождение», ага.

Вообще, мне сложно было принять всё происходящее со мной за чистую монету; уже к вечеру после нашего разговора мне начало казаться, что всё это мне попросту приснилось, потому что слишком уж сюрреалистично это всё звучало. Но на всякий случай я сразу после школы шагала домой и старалась не задерживаться на улице дольше, чем нужно; не знаю, наблюдал ли за мной Стоун – скорее всего, так и было – но я со своей стороны пыталась сократить количество наших встреч до нуля.

Нервы итак не в порядке.

– Как ты планируешь отметить день рождения? – спрашивает шёпотом Опал, внимательно следя за тем, чтобы нас не спалили. – Тебе ведь стукнет восемнадцать, имеешь право вызвать стриптизёров.

Фыркаю от подобной идеи и легонько хлопаю её по плечу.

– Что за мысли витают в твоей блондинистой голове? – смеюсь. – Да и вообще, тебе должно быть стыдно предлагать такое – как ты потом будешь смотреть в глаза Нику?

Опал строит невинное лицо.

– А мы ему не скажем, – игриво подмигивает. – Это останется между мной и тем счастливчиком, которого ты пригласишь.

Поворачиваю голову к доске как раз в тот момент, когда мисс Темпл обращает внимание на нашу с Опал парту; подруга не успевает стереть с лица довольную улыбку, за что и расплачивается вызовом к доске для решения линейного уравнения; я отделываюсь только строгим взглядом, но на этот раз не чувствую от него неприятных мурашек: через пару дней мне уже будет всё равно и на математику, и на мисс Темпл.

Единственный плюс – из моей жизни навсегда исчезнет миссис Робинсон.

Сомнительный бонус, конечно, но надо же было хоть как-то себя успокаивать.

– В следующий раз скажу, что это ты на меня дурно влияешь, – недовольно ворчит подруга, отбыв у доски повинность. – Дракониха меня чуть не растерзала!

– Не преувеличивай, – закатываю глаза. – Ты отлично справилась!

Опал моментально добреет и до конца урока активно подкидывает мне идеи проведения праздника – одна бредовее другой; а когда после бреда править бал в её голове начал разврат, я и вовсе перестала слушать.



Карина Рейн

Отредактировано: 30.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться