Фамильяр. Книга Проклятых

Размер шрифта: - +

Часть третья, которая переворачивает мою жизнь с ног на голову

– Может, начнёшь переставлять ноги чуть быстрее? – ворчит Данте.

Сегодня на рассвете, когда он вернулся от моих родителей, а я немного пришла в себя, мы покинули Бладдейл, чтобы встретиться, наконец, с Советом ведьм и получить подсказку о том, где искать следующую книгу. Я знаю только, что книг всего четыре, но ни их названия, ни местоположение нам с Данте не были известны.

– Давай, я сломаю тебе кости и заставлю тащиться за тридевять земель на дрожащих конечностях? – в тон ему отвечаю.

– Так себе оправдание, – машет рукой. – Скажи, если бы от этого похода зависела жизнь твоих родителей, чтобы ты сделала? Приложила бы все усилия, чтобы оказаться в Львином дворе, так? Но вот, в чём прикол: от этого похода и так зависит их жизнь, а ты жалуешься, что у тебя ноги дрожат?

Резонно, но я не могу идти быстрее – это всё равно, что просить умирающего прожить ещё денёк. Мы уже битых полтора часа тащились по непроходимой лесной чаще; мои ноги без конца путались в траве и корнях деревьев, а волосы цеплялись за ветки, и я уверена, что стала похожа на пугало. Плюс с утра ещё этот дурацкий туман заволок всё вокруг, что ни черта не видно – максимум на два метра вперёд. Моя одежда отсырела и стала тяжёлой, заставляя прилагать больше усилий, и ботинки казались неподъёмными из-за налипших на подошву комков грязи.

– Ты вообще в курсе, куда идти? – ворчу, угодив ногой между ветками и напрочь застряв. – Потому что если мы заблудились, я тебя убью.

– Слушай, как тебя родители-то выносили столько лет? – вскидывается Данте, упираясь кулаками в бёдра. – Я вот наедине с тобой меньше суток провёл и уже близок к тому, чтоб крышу потерять, а тут восемнадцать лет... Им памятник поставить надо.

– Не переживай, на твоей могиле он обязательно будет – маленький такой, неприметный.

– Хорош занудствовать, я серьёзно. Ты не можешь идти быстрее, зато рот твой не закрывается ни на секунду.

А я что, я ничего. Разве я виновата, что, чем дальше от дома оказываюсь, тем сильнее нервничаю – отсюда и словесное недержание. Мне просто так легче с волнением бороться, от которого дрожат коленки, и ноги застревают в земле. Да ещё и предстоит встретиться с советом ведьм – это тебе не в магазин за хлебом сходить, тоже к спокойствию не располагает.

Оставляю свои бесплодные попытки высвободить ногу из капкана и просто плюхаюсь на стоявший рядом пенёк. Данте оборачивается, замечает моё бедственное положение и с тяжёлым вздохом плетётся назад – демонстративно так плетётся, будто каждый шаг назад у него сто лет жизни отнимает. Вытаскивает свой меч, который ему сесть мешает, опускается на корточки и просто выдирает ветки вместе с растущим за метр деревом.

Бедное.

Но на лице у меня явно не жалость отразилась, потому что парень самодовольно хмыкает.

– Я знаю, что крут, детка, – подмигивает, и я захлопываю рот – и когда только раскрыть успела? – Так что не обязательно с таким восхищением смотреть.

Поджимаю губы и просто иду в ту сторону, куда ещё минуту назад топал Данте, но он ловит меня за руку и дёргает на себя; собираюсь уже было возмутиться, но вижу, как он нахмурился, осматривая окрестности.

– Мы близко.

– Откуда ты знаешь? Я ничего не вижу.

– Ну, для твоих глаз наверно рановато. Сейчас подойдём поближе. И я тебя прошу, не набрасывайся на старейшин с упрёками прямо с порога; лучше вообще помалкивай – говорить буду я.

Закатываю глаза. Да кто на них вообще набрасываться собирался? Я так, просто узнать хотела, где их такому научили – что можно из меня игрушку сделать.

Мы двигаемся вперёд до тех пор, пока не попадаются стволы деревьев, затянутые в мох. Данте прислушивается, и я следую его примеру, но в отличие от парня не слышу ничего, кроме птичьего свиста и шума листьев. Но чем дальше мы продвигались, тем сильнее лес менял свой облик. Вот из-под ног исчезла зелёная трава, листва на деревьях здесь была тёмной и пожухлой, а стволы оказались обвиты толстыми почерневшими лианами, покрытыми колючками размером с хороший мячик для настольного тенниса.

– Смотри, – привлекает моё внимание Данте, указывая рукой куда-то вглубь.

Присматриваюсь, вздрагиваю и инстинктивно отхожу на пару шагов.

– Они что, настоящие?

Парень кивает и прячет немного высокомерную ухмылку.

Высокие кованые ворота посреди леса? Ладно. Но два обугленных тела, вросшие в стволы двух деревьев возле ворот, обвитые теми же колючими лианами, выглядели жутко. Лиц нет, зато есть когтистые руки, причудливые короны на головах и броня из... Это что, человеческие кости?!

– Да, они настоящие. Это хранители врат, что ведут к Львиному двору. И нет, кости не человеческие – демонические, – поясняет друг. – Броня сделана из костей поверженных на поле боя демонов для устрашения последних. Когда-то это реально работало, но нынешние демоны настолько оборзели, что уже ничего не боятся. Все они, туристы, одинаковые, даже те, что из Ада вылезли – никакого уважения.

– Ты же говорил, что ворота запечатаны!

– Да, а ещё я сказал, что наше время на исходе – это значит, что печать теряет свою силу, и демоны иногда просачиваются в наши мир сквозь образующиеся в воротах щели.



Карина Рейн

Отредактировано: 30.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться