Фамильяр. Проклятая книга

Размер шрифта: - +

=1.8=

Собираю все силы, что были во мне и отпихиваю засранца в сторону настолько, что мне хватает пространства выскочить из западни.

– Ну уж нет, со мной такие штучки не прокатят! – полыхаю гневом.

Пусть Стоун на самом деле и оказался совсем не робким и мягким, это ничего не меняет: он врал мне всю мою жизнь; теперь ему придётся попотеть, если он хочет вернуть обратно моё доверие.

Но вместо раздражения на его лице появляется веселье.

– Ну согласись, будет странно, если ты не пригласишь своего лучшего друга, – резонно замечает он.

– Скажу, что ты заболел или умер, – хмыкаю в ответ.

Ни за что не позову этого предателя.

– Полагаю, твои родители будут очень удивлены, увидев покойника на пороге своего дома, – фыркает Стоун. – Потому что пропускать твой день рождения я не намерен; да и ты сама не захочешь, чтобы твоя семья и друзья увидели твою инициацию.

Его последняя фраза заставляет меня притихнуть и подозрительно прищуриться.

– Что ещё за инициация?

– Твоя первая трансформация; ты ведь фамильяр, а фамильяры имеют тенденцию время от времени превращаться в животных. И твоё первое превращение будет весьма... болезненным – особенно учитывая, что за все восемнадцать лет тебя к этому никто не готовил.

Мой рот распахивается в немом крике о помощи.

– Я что, как оборотень?

Стоун кивает.

– И да, и нет. Оборотни прокляты, если можно так выразиться, и превращаются только при полной луне – при этом их звериная форма всегда одна и та же. А ты не связана с лунным циклом, и форма твоя каждый раз может быть разной – в зависимости от того, в кого ты сама захочешь превратиться.

– А если ни в кого не захочу? – хриплю и закашливаюсь.

Парень миролюбиво разводит руками.

– Имеешь полное право. Но первая трансформация научит тебя управлять своей сущностью, чтобы это не стало для тебя неожиданность, и, к сожалению, её нельзя избежать. Короче говоря, у тебя нет выбора, куколка. Хотел бы я ответить иначе, но не могу.

Делаю глубокий вдох и чувствую, как меня от всей этой ситуации начинает мутить.

– И в кого же мне предстоит превратиться?

– А вот на этот вопрос мне ответ неизвестен. У каждой династии своя родовая форма, так сказать, но и внутри кланов бывали исключения. У рода Абаль Азрар Теймри это была пума, но твой – не знаю, сколько раз – прадедушка в первый раз трансформировался в медведя. К тому же, все древние роды уже давно прерваны, кроме твоего; последний истинный фамильяр жил за тысячу лет до тебя, так что у нас не было возможности проверить, изменилось ли что-то в ваших генах, и предвидятся ли ещё подобные осечки.

– И как же вышло, что мой род жив, но фамильяром стала только я?

– Мне немного известно о фамильярах в принципе; знаю только, что за возможность трансформироваться отвечает какой-то ген, который передаётся не всем. Так что тебе, считай, повезло, – фыркает Стоун.

Закатываю глаза.

– Да, просто невероятное везение, – показываю два больших пальца. – Если закрыть глаза на то, что моя жизнь целиком и полностью разрушена и через неделю сойдёт с привычной оси. У нас с тобой, знаешь ли, разные представления о везении, дружище.

Стоун нахально улыбается и приваливается плечом к дереву.

– Вот видишь, мы уже снова друзья, – он поправляет невидимый галстук. – Не так уж это и сложно, правда?

– Не обольщайся. Я всё ещё разговариваю с тобой, потому что мне нужны ответы на вопросы, и будь уверен: как только я их получу, ты можешь катиться на все четыре стороны.

Парень театрально задумывается, потирая подбородок.

– Должен ли я напоминать тебе, что теперь я – твоя тень?

Чёрт.

– Нет. Но так и быть, разрешаю ответить на следующий вопрос: раз уж я потомок древнего рода, значит ли это, что мои родители всю жизнь врали мне?

Стоун вздыхает и потирает переносицу.

– А вот здесь всё чуточку сложней. Видишь ли, твои родители – это не твои родители.

– Что?

Мне кажется, что земля ушла из-под ног, и я медленно проваливаюсь куда-то в чёрную бездну.

– Они не знают об этом; никто не знает – кроме двух воинов Ордена нового порядка, которых убили сразу после подмены по приказу старейшего колдуна. Тебя и ребёнка Вудвортов поменяли местами, чтобы защитить тебя от рыцарей Тёмного круга – это самые опасные и самые сильные демоны Ада; в их интересах было умертвить тебя раньше, чем ты доберёшься до всех четырёх книг.

– И что стало с той, чьё место я занимаю? – опасливо спрашиваю, совсем не уверенная, что хочу знать ответ.



Карина Рейн

Отредактировано: 10.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться