Фамильяр. Проклятая книга

Размер шрифта: - +

=1.2=

Кое-как совладав с собственными чувствами, я направила машину в сторону дома на максимально разрешённой скорости, лишь бы поскорее оказаться в родных стенах и, как в детстве, спрятаться ото всех неприятностей под одеялом. Ну, почти ото всех... От собственных мыслей меня даже противоракетный бункер не спасёт.

Раздумывая над странными событиями своей жизни, я упустила момент, когда из зоны видимости пропал Безликий. Просто вдруг осознала, что волосы на затылке перестали шевелиться, а кожу больше не прожигает его невидимый взгляд. Даже немного растерялась и принялась озираться по сторонам. Может, это всё же была моя галлюцинация, и на самом деле мне просто показалось?

Повернув голову обратно на дорогу, я испуганно взвизгнула и резко ударила по тормозам, вцепившись в руль. Бампер моей машины замер всего в паре сантиметров от ног стоявшего на дороге человека. Испуганно округлив глаза, я пыталась отдышаться: только сбить кого-то мне для полного счастья и не хватало!

На дрожащих ногах я вышла из машины, не отрывая глаз от незнакомца, который в ответ оскалился во все тридцать два.

– Тебе кто-нибудь говорил, что ты отвратительно водишь? – спросил он, явно насмехаясь надо мной.

Я вспыхнула, но его саркастичный тон помог мне прийти в себя. Раз он так острит, значит, с ним всё в порядке. Я окинула его взором с ног до головы и озадаченно нахмурилась. Он что, сбежал с костюмированной вечеринки?

Незнакомец был одет в бардовую толстовку на молнии, в некоторых местах дизайнерски зашитую кожаными шнурками, и чёрного цвета джинсы, которые были словно собраны из кусков; на ногах – чёрные кожаные сапоги на шнуровке почти по колено, в левом торчал серебряный кинжал с изогнутой ручкой, покрытой витиеватыми узорами. На правой ноге была пристёгнута набедренная кобура с пистолетом. Завершал одеяние тяжёлый джинсовый плащ тёмно-синего цвета с кучей ремней, нашивок и замков, тянувшийся до самой земли.

Рукава толстовки и плаща были закатаны. На левой руке у него была кожаная мотоциклетная перчатка без большого и указательного пальца и чёрный напульсник с какой-то нашивкой, а вот правая... Такого я в своей жизни не видела: правая рука была покрыта татуировкой, которая обвивала средний и указательный пальцы, поднималась по предплечью и скрывалась под рукавом. Меня тут же разобрало любопытство, где она заканчивается... Не близко, судя по тому, что узоры тату были немного видны из-за ворота толстовки.

Но что меня действительно ввело в ступор, так это огромный меч, висящий за его плечами, который в свете солнца ярко сверкал серебром.

Я медленно перевела взгляд на лицо незнакомца. А нет, меч – не самое шокирующее. Самое – его серебристо-фиолетовые глаза и белоснежные волосы, неряшливыми прядями спадающие на лоб.

К слову сказать, объект моего пристального внимания сложил руки на груди, отчего они стали ещё мощнее, и высокомерно улыбнулся.

– Ну как, идентификация пройдена?

Мой рот удивлённо распахнулся.  

– Я тебе не биосканер, чтоб проводить идентификацию! И вообще, какого хрена ты под колёса бросаешься?

Улыбка на его лице стала шире.

– Такси ловил.

Вот нахал!

– Что-то я не вижу на своей машине такой надписи, – во мне уже начало подниматься задремавшее раздражение. – Так что будь добр, проваливай с дороги, мне ехать надо!

Глаза незнакомца чуть сузились.

– А у тебя, оказывается, зубки есть... Чёрт, такую вероятность я не учёл... Раньше ты не была такой колючей.

Чем больше он говорил, тем меньше я улавливала суть разговора.

– Да что ты вообще можешь знать обо мне?! – На смену раздражению пришёл гнев.

Глаза незнакомца потеряли сиреневый оттенок, став полностью холодно-серебристыми. Так вообще бывает?

– Абсолютно всё. Быть может, я знаю тебя даже лучше, чем ты сама.

Да уж, самоуверенности ему не занимать.

– Что-то я сильно в этом сомневаюсь.

Он двинулся в мою сторону; луч солнца скользнул по его шее, на которой на секунду блеснула цепочка. Этот парень явно питает слабость к серебру.

– Ах, Валери, если бы только знала, насколько ты наивна и слепа...

Вот теперь мне стало по-настоящему страшно. Не скажу, что Бладдейл – город-миллионник, но он достаточно велик, чтобы твоя личная жизнь оставалась исключительно при тебе. Да и себя я бы не назвала общительной особой: моими друзьями, помимо Опал, были лишь двое старших братьев и сестра.

Так что узнать у кого-то моё имя, а тем более попасть пальцем в небо незнакомец не мог. Был вариант разузнать информацию обо мне в школе, вот только вряд ли бы он прошёл дальше входа...

Ну и как тогда?

Я медленно отступала назад, не сводя глаз с его медленных и размеренных движений. Сейчас он больше напоминал мне опасного хищника, преследующего свою добычу, чем едва не попавшего под мои колёса человека. И меня до чёртиков пугала его способность менять цвет глаз, словно лампочки в прожекторе. Вот даже сейчас, когда на его лице менялись эмоции – от лёгкого раздражения до непонятного мне азарта, – менялся и цвет глаз. Глядя в них я почему-то отчётливо представляла себе лавандовое поле. Или деревце вистерии. Или что ещё в природе бывает такого насыщенного фиолетового оттенка?



Карина Рейн

Отредактировано: 10.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться