Фан-клуб колдовства

Размер шрифта: - +

Глава 6, но день всего лишь второй, заблуждательный

Куча прошлогодней палой листвы под прибрежными ивами зашевелилась. Сперва из нее высунулась рука с часами. Рука повернулась, будто лежащий хотел взглянуть на циферблат. Потом из листьев показалась темноволосая голова. Часы прижались к уху.

– Стоят. Ну еще бы!

Ирка села, зевнула и, ежась от холода, принялась вытряхивать из волос набившиеся туда листья и мусор. Сквозь листву ивы покосилась на высоко стоящее солнце. Сдернула с ветки свою майку. Натянула ее и мучительно сморщилась, когда противно влажная ткань прикоснулась к коже. Встала, охватив себя руками за плечи. Пинками разбрасывая залежи листвы, подобралась к дереву и стянула развешанные на просушку джинсы. Толстая ткань казалась еще более толстой и тяжелой. Ругаясь сквозь зубы, Ирка принялась ввинчиваться в штаны.

Куча снова зашевелилась, и из листьев вынырнула светлая Танькина шевелюра, тоже украшенная набившейся листвой.

– Пыль с ушей отряхни, – злобно процедила Ирка, перебрасывая Таньке ее вещи.

– Не высохло ничего, – пробормотала Танька.

– У меня вообще джинсы сели, вон, не влезаю. А говорят, при стирке в холодной воде не садятся. Еще и воняют гадостно, – сморщила нос Ирка.

– Радуйся, что не выцвели, – утешила ее Танька. – Говорят, возле заводских стоков такие местечки есть – краску выедает начисто.

– Кошмар, ну все болит! – страдальчески пробормотала Ирка, хватаясь за ноющую поясницу. – Как люди в старину на земле ночевали? Никогда больше! Ни читать, ни по телевизору… Никаких Робинзонов! Никаких дебрей Амазонки! Никаких «Потерянных»! Вообще, какого черта мы тут улеглись?

– Так ноги ж не держали, – пожала плечами Танька. – И дороги в темноте не найти.

– Точно, дорога, – проваливаясь в листву, Ирка выбралась из-под ивы и огляделась. Вокруг тянулись деревья, деревья, деревья. – Лесопосадка, наверное. Понятия не имею, где мы находимся.

– Во всяком случае, в городе, – уверенно заявила Танька, потом заколебалась. – Ну в крайнем случае в пригороде. Не могли нас русалки далеко утащить. – Она сунула руку в карман и достала мобильный телефон. – Надо же, не вывалился, – слегка удивилась она.

– Хочешь сказать, он еще и работает? – вскинула брови Ирка.

Танька ткнула пальцем в кнопку, несколько секунд пялилась в безнадежно пустой экран. Открыла заднюю панель, какое-то время печально смотрела внутрь телефона и, наконец, со вздохом покачала головой:

– Может, оно и к лучшему, а то что бы я родителям сказала? «Извините, папа-мама, я тут с шабаша возвращалась и заблудилась».

– А так ты что скажешь?

Танька легкомысленно махнула рукой:

– Пока будем выбираться, придумаю. Пошли, что ли?

– А куда? – Ирка прислушалась. – Машин не слышно…

– Так, спокойно, не в лесу ведь, – видно было, что Танька слегка нервничает. – Выберемся. – И она решительно двинулась вперед. Ирка зашагала следом.

Они шли, а посадка все тянулась и тянулась.

– Что ты там шепчешь? – Ирка уже давно пыталась разобрать Танькин едва слышный шепот и наконец не выдержала, спросила.

Танька смутилась:

– Да так… Заговор на легкий путь. Помнишь, в одной книжке был? Если я теперь ведьма, должен подействовать.

– Ну и? – заинтересовалась Ирка.

– Сама видишь, – раздраженно буркнула Танька. – Ничего.

– Не может быть, чтоб ничего, – решительно помотала головой Ирка. – Если б ничего, стали б за нами так гоняться? – Она на мгновение задумалась. – А помнишь, девчонка в сарае что-то такое про девять дней говорила? – Ирка наморщила лоб, вспоминая. – Мол, если Алле дар достанется, у них будет девять дней, чтобы его вытрясти. Может, ты ведьмой только через девять дней станешь?

Танька тоже призадумалась и вдруг радостно улыбнулась:

– А я уже боялась, это нас так круто развели. Или вообще мне все приснилось.

Ирка отвела глаза.

– Ты… Ты так сильно хочешь стать ведьмой? – спросила она дрогнувшим голосом.

Танька тут же уставилась в землю.

– Ты только не подумай, пожалуйста, что я от зависти, – жалобно сказала она. – Ир, ну ты же моя единственная подруга, правда! Просто… Ну а ты сама на моем месте – не хотела бы?

– «На твоем месте…» – хмуро передразнила Ирка. – Я вон на своем месте много чего бы хотела, только фиг получу. А ты, подруга, учти. Насчет девяти дней… Раз из Аллы за это время можно дар вытрясти, значит, из тебя тоже.

Танька помрачнела.

– Просто так ведьмы нас в покое не оставят, – продолжала рассуждать Ирка, и тут новая мысль заставила ее остановиться. – Тань, тебе домой идти нельзя.

– Предлагаешь тут жить? – немедленно обозлилась подруга. – Поселимся под кустом… Комары счастливы будут. Это у тебя бабка к твоим исчезновениям привычная, а у меня родители с ума сойдут!

Ирка решила не обижаться. Конечно, не стоило Таньке намекать, что у Ирки нет родителей, а бабке все равно, что с внучкой станется. А с другой стороны, Таньке сейчас совсем невесело. Вслух они ничего не сказали, но обе вдруг вспомнили, что дар забирают у умирающей ведьмы. Жутко сознавать, что целых девять дней за тобой будет гоняться толпа ведьм – и вовсе не для того, чтоб продать приворотное зелье по дешевке. Чтобы убить. И помощи не попросишь – ни у родителей, ни у полиции. Засмеют. А Танькины предки и впрямь волнуются. Да, положеньице…

– Идем ко мне домой и отсидимся там все девять дней, – приняла решение Ирка. – Сама ж говорила, ведьму в ее собственном доме обидеть нельзя. Пусть только сунутся. Родителям твоим позвоним и наплетем чего-нибудь. – Ирка подпихнула Таньку локтем. – Вообще, все не так уж плохо. Во-первых, прятаться нам не девять дней, а всего восемь – один-то уже прошел. А во-вторых, вон, гляди, идет кто-то, сейчас дорогу узнаем.



Илона Волынская, Кирилл Кащеев

Отредактировано: 12.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться