Фан-клуб колдовства

Размер шрифта: - +

Глава 7. Бег по следу

– Хорошо, что ручка с кожаной оплеткой, – пробормотал Богдан, приподымаясь. – А то б совсем мне хана! Умели делать в старину! – Он благодарно погладил почерневший клинок, но тут же отдернул руку. Кинжал дымился.

Бесчувственная Танька рухнула рядом с компьютером. Пальцы на ее руке распухли и налились красным. Ирка задумчиво посмотрела на свою исцарапанную руку и обломки пластика – остатки компьютерной мышки. Громко топая, мимо пробежал Богдан. Ирка проводила парня изумленным взглядом: несся он прямиком к Таньке. Подхватив девчонку под мышки, выволок ее из пентаграммы, прислонил к стене и похлопал по щекам.

– Тань, Танечка, ну ты чего, а? – жалобно бормотал он. Подхватившись, рванул к холодильнику в углу, вытащил здоровенную бутыль минералки, отвернул крышку, обдав шипучей струей себя и все вокруг. Принялся тыкать горлышком бутылки Таньке в губы. Вода плюхала через край, заливая футболку. Девчонка вдруг отчаянно раскашлялась и оттолкнула бутыль прочь. Глухо хлюпнув, сосуд ляпнулся рядом, булькающими толчками вода полилась через горлышко, окатив Танькины джинсы. Одним прыжком девчонка вскочила.

– Что ты меня поливаешь, я тебе не цветочек! – заорала она.

– Это точно! – тут же подтвердил Богдан. Страдальческого выражения на его лице как не бывало. – Цветочки – они легкие, изящные, не то что некоторые! Я пока тебя дотащил, думал, руки оборвутся! Весишь ты, наверное, целый центнер!

– Да ты... Да я... Да я всего сорок килограмм вешу! – вскричала Танька.

Ирка лениво подумала, что подруга заливает. Сорок кило весит она сама, а подружка все-таки потолще будет. Тут ноги у Ирки подломились, и она бессильно рухнула на четвереньки.

Стоять так оказалось необычайно удобно. Мир приобрел нормальную, привычную устойчивость, исчезло головокружение, звон в ушах и муть перед глазами. От слабости не осталось и следа, наоборот, мышцы налились силой. Ирка и не подозревала, что может чувствовать себя такой сильной и здоровой. Она ощущала каждую жилочку в своем теле, и все это вместе дарило ощущение мощи. Все вокруг стало отчетливым и... опять бесцветным.

Именно этот момент выбрал Серега, чтобы открыть рот.

– Имущество компании портите? – завопил он, указывая на раскуроченную стену и смолкший компьютер. – Пол зарисовали, воду разлили! Вот сейчас генерального вызову! Заодно расскажешь ему, кто тебе разрешил кинжал со стенки снять!

Богдан неловко переступил с ноги на ногу и покраснел:

– Я бы обратно повесил, честное слово! Перед уходом повесил бы! Я ж с территории ничего не выносил! Это только пока мы тут... Полюбоваться.

– Службе безопасности расскажешь! – злорадно объявил Серега. – Во народ! Если бы двуручник поднять смог, небось тоже уволок бы!

Богдан покраснел еще сильнее: похоже, противный Серега попал в точку. А Ирка обозлилась. Будут тут шантажисты всякие на ее друга наезжать!

Она задрала голову, разглядывая Серегу снизу вверх. И парень вдруг испуганно осекся и попятился. А Ирка неторопливо двинулась к нему. Как была, на четвереньках. Подняться на две ноги желания не возникало: неожиданно оказалось, что на четырех она движется быстрее, прямо стелется над полом. Только вот странное поцокивание слегка смущало, Ирка никак не могла понять, откуда оно исходит.

– Так в чем ты хотел, чтоб я призналась, да еще при свидетелях? – поинтересовалась она, останавливаясь напротив Сереги. (Цоканье стихло. Странно.) – Что я тебя подрала? Изувечила? Зачем же быть голословной! Я сейчас доказательства оставлю. Наглядные.

Согнув локти, Ирка почти припала к полу. Ее верхняя губа зловеще приподнялась... Из горла вырвался глухой рык. И в такт этому рыку заорал Серега. Пронзительный вопль вырвался у него из груди, парень развернулся и длинными заячьими скачками сиганул вдоль коридора. Ирка разочарованно чихнула: сама виновата, надо было не разговаривать, по вечной людской привычке, а сразу хватать за уши или горло да лупить оземь, чтоб лапы врозь и дух вон! А теперь что ж – удрал. Догнать, конечно, не фокус, но закладываться за такой паршивой дичью – только портить репутацию охотницы. Ирка гордо развернулась, даже хотела в знак своего крайнего презрения поскрести вслед беглецу задней лапой... когда вдруг увидела уставившиеся на нее две пары совершенно безумных глаз.

Одинаково вжавшись в стену, Богдан и Танька крепко держались за руки. И глядели на Ирку.

– Вы что? – рыкнула она на них.

Богдан лишь молча сглотнул. А Танька дрожащим голосом поинтересовалась:

– Ирка-а... Ты какой зубной пастой пользуешься?

– Сдалась тебе моя паста? – опешила Ирка... и тут поймала свое отражение в темном экране компьютера. Лицо как лицо, все вроде обычно... Только вот зубы... Из-под приподнятой верхней губы ярко сверкала пара крепких, острых клыков!

Девчонка с размаху уселась на собственные пятки.

– Овампириваюсь, что ли? – Она запустила палец за щеку и принялась ощупывать зубы. Зубы как зубы, ничего странного. Ирка наклонилась низко-низко, почти водя носом по темному монитору, и до предела растянула губы. Клыков не было. То есть обычные, слабенькие человеческие клычки никуда не делись, а вот те, жутковатые, исчезли без следа. Да и были ли?

Ирка задумчиво склонила голову набок. И тут же напрочь позабыла о клыках, о перепуганном Сереге, обо всем.

– Танька! Богдан! Посмотрите! Тут на клавиатуре что-то есть, – тихо позвала она.

Все еще с опаской поглядывая на Ирку, Танька подошла и уставилась на клавиатуру.

– Кнопки, пыли немножко... – принялась перечислять.

– Ну как же ты не видишь! – перебила Ирка. Для нее клавиатура походила на многослойное желе. Сверху тоненький-тоненький, такой знакомый слойчик – сама Ирка, ее безуспешная попытка с помощью колдовства допросить компьютер. Ниже был второй, такой же тонкий, и тоже знакомый. Ирка безошибочно знала, что принадлежит он Сереге. Младший программист наверняка трогал компьютер начальства. А дальше, густой, будто кисель, лежал основной слой. Сама не понимая почему, Ирка была совершенно убеждена, что это след исчезнувшего компаньона. И этот след был везде! Будто стеклом, он покрывал стол, похожий на толстую подушку, лежал на кресле, прятался по углам кабинета, струился вдоль подоконника, тянулся по стенам и исчезал под дверью. Сильный, мощный и свежий. Ирка аж завертелась от возбуждения, слабо поскуливая и почему-то ввергая Таньку и Богдана в полный ступор.



Илона Волынская, Кирилл Кащеев

Отредактировано: 15.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться