Фан-клуб колдовства

Размер шрифта: - +

Глава 10. Враг у ворот

В широко распахнутые ворота неторопливо вкатился элегантный черный «Мерседес». От сверкающего хромированного бампера тянулась махристая старая веревка, опутывающая рога рыжей коровы.

– Прикупили корову к «мерину», справное хозяйство получилось, – тихонько хмыкнула Ирка.

Корова неторопливо вступила на двор. Дверца «мерса» распахнулась, и из машины выскочил радостный Аристарх Теодорович.

– Как видите, достал! – горделиво сообщил он и осторожно похлопал корову по гладкому выпуклому лбу. – Если б вы знали, чего мне это стоило!

– Избавьте нас от подробностей, Аристарх Теодорович! – деловито оборвала его директриса. – Достали и достали, в этом и заключаются ваши обязанности. – Она окинула корову придирчивым взглядом. – Для нас главное, чтоб доилась легко. Вы проверяли?

– Я не доярка. И не агротехник. – По голосу Аристарха было слышно, что он разозлился.

– Следовательно, не проверяли, – неодобрительно поджала губы Рада Сергеевна. – Вам же хуже. В случае чего будете новую доставать. – И директриса решительно принялась развязывать плотно затянутую веревку.

Тугие волокна не поддавались, веревка скользила по хромированному металлу. Рада Сергеевна сдула со лба мокрую от пота прядь, гневно фыркнула и отступила назад, прямо в распахнутые ворота. Ее нога на мгновение оказалась за охранительной соляной чертой.

И тут же, утробно воя, на директрису налетело нечто. Ирка не успела заметить, что это было. Мелькнула размытая тень, Рада Сергеевна истошно закричала и рухнула оземь. Вцепилась в тень обеими руками и, успев яростно выкрикнуть:

– Прячь девочку! Закрой ворота! – кубарем выкатилась со двора.

Ирку рванули за плечо. Одним движением Аристарх зашвырнул ее в дом и ринулся к воротам. В руке у него тускло блеснул пистолет. Вцепившись в скобы запора, менеджер поволок ворота на себя. С тяжелым лязгом створки сомкнулись.

А за забором кипел нешуточный бой. Дикий, истошный полувизг-полувопль хлестнул Ирку по ушам. Ни одно живое существо не могло так кричать! Потом послышался уже знакомый рык-шипение и бешено завопила Рада:

– Хватай его! Рви!

– Ей надо помочь! – вскрикнула Ирка, вновь выскакивая во двор.

– А ну быстро назад! – рявкнул Аристарх и для убедительности взмахнул пистолетом. – Тебя только там не хватало!

Не слушая его, Ирка побежала к калитке. Сейчас там, за воротами, Рада Сергеевна смертно бьется, спасая Ирку! И она не оставит учительницу одну!

– Стой, стой! – крикнул вслед Аристарх.

Его слова прозвучали особенно громко, потому что за забором вдруг воцарилась тишина.

Запертая изнутри калитка начала медленно отворяться. Ирка в ужасе отступила... Калитка распахнулась, и во двор ввалилась едва живая Рада Сергеевна.

Голубые джинсы директрисы были вывожены в пыли, блуза на плече вспорота. Кисть правой руки Рада Сергеевна бережно прижимала к груди. Струйка крови стекала с ладони, расплываясь на блузке алым пятном.

Менеджер подскочил к пошатывающейся от слабости Раде.

– Надо же, живой! Вот тварь! Удрал? – возбужденно спросил он.

Рада кинула ему предостерегающий взгляд, скосила глаза на Ирку и хрипло выдавила:

– Удрала. Ведьма удрала, – с нажимом повторила она.

– Так я и говорю, – поспешно согласился Аристарх. – Пес, который ведьма, удрал? То есть удрала?

Рада кивнула и вдруг бессильно привалилась к столбику калитки.

– Рада Сергеевна, вам плохо? – всполошилась Ирка. Сама не сознавая, что делает, она ухватила директрису за раненую руку. Ладонь Рады Сергеевны, похоже, побывала в чьих-то сильных, острых зубах. Кожа свисала лохмотьями, обнажая живое мясо. Кровь, не сворачиваясь, продолжала течь и течь.

Аристарх коротко присвистнул:

– Плохо дело. Если кровь не остановить...

– Кровь надо остановить, – эхом откликнулась Ирка. Не отводя глаз, словно завороженная, она глядела на рану. Издалека, из каких-то неведомых глубин памяти доносился тихий, никому, кроме Ирки, не слышный детский голосок.

«Бабушка, бабушка, кровь течет, задуй пальчик!» – кричал девчоночий голос, а другой, глубокий голос пожилой женщины быстро забормотал: «Кровь не вода, червона руда...»

Ирка разлепила разом спекшиеся губы.

– Кровь не вода... – шепотом повторила она.

Будто в трансе, она протянула руку, накрыла рану на ладони директрисы и вдруг громко зачастила:

– Кровь не вода, червона руда, обратно воротись, в жилах затворись, моим прошением, Божьим соизволением... Во веки веков, аминь, – и коротко дунула. Потом отняла руку.

– Что это? – ахнул Аристарх. – Что?

Раны не было. На ее месте виднелось пятно нежно-розовой молодой кожи, исчерченное багровыми полосками запекшейся крови.

– Как ты... Как ты смогла? – В глазах Рады Сергеевны стояло изумление.

– Не знаю, – ответила Ирка, переводя растерянный взгляд с собственной руки на Радину зажившую ладонь. – Вдруг вспомнилось.

– Вспомнилось? – настороженно переспросила Рада. – Тебя что, уже учили чаклувать?

– Нет, – решительно покачала головой Ирка. – Никто меня не учил.

– А заговор на затворение крови – откуда? – не собиралась оставлять тему Рада.

– Я не знаю, – шепнула Ирка и, видя недоверчивое выражение Радиного лица, почти взмолилась. – Правда, не знаю я!

Мгновение Рада Сергеевна оглядывала девочку с головы до ног. В ее глазах светилось одновременно и восторженное, почти молитвенное восхищение, и настороженность, и острое внимание, и даже... даже страх. Точно таким взглядом она глядела на Ирку неделю назад, когда экзаменовала ее на курсах иностранных языков. Рада некоторое время переводила глаза с Ирки на свою руку и обратно, а потом решительно отрезала:



Илона Волынская, Кирилл Кащеев

Отредактировано: 15.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться