Fanfic/fem Potter 7. Вселенная Гарри Поттера. Что если?

Размер шрифта: - +

Глава 4: Свадьба и Новые Знакомства.

  Когда Асмодея почти была готова, за ней явился Билл Уизли.
  — Вау, Асмодея! Ты выглядишь просто потрясающе! — Парень не мог отвести восторженного взгляда от изумрудного платья хозяйки Поместья.
  — Спасибо Билл, но это все заслуга Пьера. — Асмодея пожала плечами, а её стилист чуть покраснел.
  — Какой миль мужчина! — выдохнул Пьер — А какие бр'утальный шрамы украшать его ангельский лик!
  — Пьер, Билл к сожалению занят... — Асмодея с легкой улыбкой перевела взгляд на француза, и тот мгновенно переменился в лице.
  — О, Асмодея, зачшем же ви так? Я лишь высказал свое восхищение молодым чшеловеком, не имея ввиду ничшего другого!
  — Ничего Пьер. — Билл приветливо улыбнулся — Асмодея не хотела оскорбить твои чувства. Просто у неё тяжелый период...
  — Уи, как же я забыль! В таком случае, ей простительно! — великодушно проговорил француз.
  — Он прав, Пьер, прости меня... — Асмодея покачала головой — Не знаю, что на меня нашло.
  — Все хорошо! — на лице француза снова заиграла улыбка — А теперь, Билл, сопроводить Асмодею на сфадьба, а я откланяться!
  После Трансгрессии, Асмодея чуть пошатнулась, но Билл её придержал.
  — Спасибо. Все никак не привыкну к этому ощущению... — Асмодея кивнула, и увидев близнецов Уизли, тут же выпрямилась.
  Они стояли у разбитого в фруктовом саду огромного белого шатра, ожидая появления свадебных гостей.
  — Асмодея, привет! — Фред помахал рукой, в то время как Джордж оттягивал ворот своей мантии и ворчал по любому поводу.
  — Привет ребята, как вы? — Асмодея отпустила Билла, и подошла к его братьям, краем глаза отметив, что Билл тут же направился в сторону Флер.
  — Нормально, только жутко душно. Когда буду жениться я, — сказал Джордж, продолжая оттягивать ворот своей мантии, — я подобной дури не допущу. Все вы оденетесь, как сочтете нужным, а на маму я наложу Цепенящее заклятие, и пусть лежит себе спокойно, пока все не закончится.
  — Утром она была не так уж и плоха, — сказал Фред. — Поплакала малость из-за того, что Перси не будет, хотя кому он, спрашивается, нужен? Я вообще не знаю, зачем Ремус отправил ему приглашение? О черт, началось, они уже здесь — глянь-ка.
  В свадебный шатер вошел Грозный глаз, в компании Кингсли и Люпина. Последний, приветливо помахал Асмодее, в то время как первые два были увлечены разговором.
  Спустя мгновение, на дальнем краю заднего двора одна за другой стали появляться ярко расцвеченные фигуры. Прошло всего несколько минут, и из них образовалась целая процессия, которая, извиваясь, двинулась в направлении шатра.
  На шляпках волшебниц колыхались экзотические цветы и подрагивали крыльями зачарованные птицы, на шейных платках волшебников посверкивали самоцветы; толпа их приближалась к шатру, и гул возбужденных разговоров все усиливался, заглушая пение птиц.
  Мимо Асмодеи прошел Рон со старенькой, цеплявшейся за его руку чародейкой. Крючковатый нос, глаза в красных ободках и розовая шляпка с перьями придавали ей сходство со сварливым фламинго.
  — Я могла бы смотреть на это вечно! — Улыбнулась Асмодея, услышав причитания старухи, по поводу длины волос Рона.
  Следом, к Асмодее подошла незнакомая девушка.
  — Я Алика Гринграсс, рада знакомству. — Высокая, стройная, в приталенном золотистом платье, она вылитой взрослой копией самой Дафны.
  — Сестра Дафны... — Асмодея улыбнулась — Асмодея Поттер, так же рада знакомству.
  — Позволь лично принести свои сожаления, по поводу утраты Сириуса Блэка. Ты наверняка не многое знаешь, но если бы Сириус был жив, мы должны были сыграть свадьбу вместе с Тонкс и Ремусом.
  — Это... удивительно... — Асмодея кивнула — Я была бы рада, если бы все так и сложилось. Дафна описала тебя строгой, но справедливой. Ты стала бы прекрасной парой дяде.
  — Я так же являюсь членом Ордена Феникса. — Алика слегка вздернула подбородок — В любом случае, если тебе что-то понадобится, любая помощь...
  — Я тебя поняла. — Асмодея позволила себе приобнять девушку, и улыбнулась — Предлагаю больше не омрачать столь прекрасный день. Сегодня свадьба у Ремуса и Тонкс. Мы должны быть в хорошем расположении духа.
  — Согласна. — Алика лучезарно улыбнулась. — Еще увидимся, Асмодея.
  Провожая взглядом Алику, Фред невольно фыркнул.
  — Удивлен, что эта Ледышка решилась с тобой поговорить.
  — Очень приятная особа, между прочим. — Асмодея пожала плечами.
  — Ну да, учитывая тот факт, что из всех мужчины, она признала лишь бедолагу Сириуса, как достойного, остальные в её глазах, лишь низший слой общества. — Кивнул Джордж.
  — Успокойтесь, вы оба. — Асмодея скрестила руки на груди — В конце концов, она гостья на свадьбе Ремуса. Проявите уважение!
  — Так точно босс! — Фред улыбнулся, и потащил брата в шатер. Асмодея проследовала за ними.
  Оказавшись внутри, она тут же увидела мать Тонкс — Андромеду, в девичестве Блэк, и приветливо ей улыбнулась, на что получила улыбку в ответ, и наконец, проследовала к своему месту. Рядом с ней сидел Грюм, и время от времени доставал свой волшебный глаз из глазницы и протирал его о свою старую потрепанную парадную мантию. Асмодея так же увидела Хагрида, который сидел позади всех на укрепленном стуле, и сильно выделялся на фоне остальных гостей.
  — Оооох! — Вырвался восторженный возглас у сидевших позади, и Асмодея так же не удержалась, чтобы не обернуться.
  Тонкс словно плыла, а Кингсли, которому выпала роль посаженного отца, подпрыгивал на ходу и радостно улыбался. На Нимфадоре было изящное белое платье расшитое жемчугом, казалось, источавшее сильный серебристый свет. Этот свет, похоже, делал более прекрасными всех, на кого он падал. Алика и Дафна, обе в золотистых платьях, выглядели красивее обычного, а когда Тонкс прошла мимо Билла, стало казаться, что он даже и не встречался никогда с Фенриром Сивым. В довершение всего, когда свет упал на Ремуса, он будто помолодел на несколько лет, и совершенно не казался больше забитым оборотнем.
  — Леди и джентльмены, — произнес певучий голос, и Асмодея с легким потрясением увидела того же маленького, с клочьями волос на голове волшебника, что распоряжался на похоронах Дамблдора, — он стоял теперь перед Ремусом и Нимфадорой, — мы собрались здесь ныне, чтобы отпраздновать союз двух верных сердец…
  — Ремус Джон Люпин, берете ли вы Нимфадору Андромеду Блэк?...
  Сидевшие в первом ряду миссис Уизли и Андромеда Тонкс негромко рыдали в кружевные тряпицы. Трубные звуки, донесшиеся из задних рядов, давали ясно понять, что и Хагрид извлек из кармана скатерку, заменявшую ему носовой платок.
  Дафна, повернувшись к Асмодее, светло улыбнулась ей, и ее глаза были полны слез.
  — В таком случае я объявляю вас соединенными узами до скончания ваших дней.
  Волшебник с клочкастой головой поднял над Ремусом и Тонкс палочку, и серебристые звезды осыпали новобрачных словно дождем, спирально завиваясь вокруг их теперь приникших одно к другому тел.
  Фред и Джордж первыми захлопали в ладоши, золотистые шары над головами жениха и невесты лопнули, и из них вылетели и неспешно поплыли по воздуху райские птицы и золотые колокольца, вливая пение и перезвон в общий шум.
  — Леди и джентльмены, — провозгласил клочковолосый маг, — прошу всех встать! Все встали, старушка, которую провожал Рон, громко пожаловалась на причиненное ей неудобство; клочковолосый взмахнул волшебной палочкой. Стулья, на которых сидели гости, грациозно взвились в воздух, матерчатые стены шатра исчезли — теперь все стояли под навесом, державшимся на золотистых столбах, и прекрасный, залитый солнечным светом сад обступил гостей со всех сторон вместе с лежащим за ним лесным пейзажем. А следом из центра шатра пролилось жидкое золото, образовав посверкивающий танцевальный настил, висевшие в воздухе стулья расставились вокруг маленьких, накрытых белыми скатертями столов, приплывших вместе со стульями на землю, а на сцену вышли музыканты в золотистых костюмах.
  — Чистая работа, — одобрительно сказал Грюм, когда повсюду вдруг засновали официанты с серебряными подносами, на которых стояли бокалы с тыквенным соком, сливочным пивом и огненным виски или лежали груды пирожков и бутербродов. — Ну что, Поттер. Завтра переберешься в Хогвартс? Отдельная комната, все удобства. И...
  — Постоянная бдительность, я помню... — Асмодея покачала головой, отказывая приглашавшему её на танец симпатичному парню в темно-синей парадной мантии.
  — Поттер, ты на себя не похожа! — Гаркнул Грюм, да так, что все ближайшие гости обернулись. — Соберись наконец! Ну забыл тебя парень! Это же, не конец света! Наверстаете еще!
  — Аластор, в вас такта, меньше чем у садовых гномов семьи Уизли. — Проворчала Асмодея, и похлопав начальника по плечу, прошла вглубь шатра, надеясь побыть наедине сама с собой. Немного поразмыслив, Асмодея начала обходить танцевальный настил, на котором уже было не протолкнуться. Ей хотелось найти Дафну, однако Дафна танцевала с миловидным волшебником в самой середке настила.
  Асмодея прислонилась к позолоченной колонне и начала, наблюдать за Джинни, которая танцевала теперь со стариком Грюмом, что вызвало легкую улыбку, на лице девушки. Злость на Аластора прошла, как только Асмодея увидела его "Танец".
  На свадьбах она еще никогда не бывала и потому не могла сказать, чем эти торжества волшебников отличаются от тех, что устраивают маглы, однако была совершенно уверена, что ни свадебного торта, увенчанного двумя действующими моделями фениксов, которые взлетают, когда его начинают резать, ни плывущих в толпе по воздуху бутылок шампанского у маглов не увидишь.
  День переходил в вечер, а тот, в свою очередь, в ночь, и под навес начали залетать мотыльки, кружившие вокруг плававших в воздухе золотистых фонариков, а веселье становилось все более буйным.
  Фред и Джордж давно уже удалились в темноту с двумя симпатичными подругами Нимфадоры, Чарли, Хагрид и какой-то коренастый чародей в лиловой круглой шляпе с загнутыми кверху полями распевали в углу песню «Одогерой».
  Углубившись в толпу, чтобы избавиться от щемящего чувства в груди, она заметила одиноко сидевшего за столом старого волшебника. Ореол белых волос вокруг головы, придававших ему сходство с состарившимся одуванчиком, прикрывала сверху траченная молью феска. В нем ощущалось что-то смутно знакомое и, пошарив в памяти, Асмодея вдруг сообразила, что это Элфиас Дож, член Ордена Феникса и автор некролога Дамблдора.
  Асмодея подошла к нему:
  — Вы позволите мне присесть?
  — Конечно, конечно, — ответил Дож, голос у него был высокий и слегка хрипловатый. — Я так рад, так польщен!
  И Дож, трепеща от волнения и удовольствия, налил Асмодее бокал шампанского.
  — Я собирался написать вам, — зашептал он, — после того как Дамблдор… Такое потрясение… уверен, для вас тоже…
  Маленькие глазки Дожа наполнились слезами.
  — Я читала некролог, который вы написали для «Ежедневного пророка», — сказала Асмодея. — Не думала, что вы так хорошо знали директора Дамблдора.
  — Не лучше, чем другие, — ответил Дож, промокая салфеткой глаза. — Конечно, я знал его дольше всех — если не считать Аберфорта, но Аберфорта почему-то никто в счет не берет.
  Немного подумав, Асмодея решила наконец вручить свой подарок молодоженам, и попросив прощения у Элфиаса, отошла на несколько минут.
  Выхватив взглядом из толпы волшебников постоянно переливающиеся волосы Тонкс, Асмодея поспешила к ней. Ремус оказался там же.
  — Гляди, Рем, это же достопочтенная глава рода Блэков! — Шутливо улыбнулась Тонкс и обняла Асмодею.
  — Мы вас от всей души поздравляем! — Серьезно проговорила Асмодея, и Ремус от чего-то усмехнулся.
  — Как же я тебя понимаю. Но к сожалению, я со своим зверем, так и не договорился...
  — И как глава Рода, я просто не могу оставить вас без особого подарка. — Асмодея улыбнулась, глядя на вытянувшееся лицо Люпина. — По этому, как только вы вернетесь в дом, вы сможете обнаружить там документы, в которых вы указаны как новые владельцы дома на площади Гриммо.
  — Асмодея... ты... — Люпин замер как громом пораженный, а Тонкс снова бросилась обнимать девушку.
  — Огромное тебе спасибо! — Нимфадора буквально сияла от счастья, когда наконец отпустила Асмодею. — А мы то, уже все извелись.
  — Не благодари, я рада, что у вас все хорошо! — Асмодея покачала головой — А теперь, я прошу прощения, но кажется, я не единственная, кто хочет вас поздравить. — девушка кивнула на Алику, которая, подобно ледоколу, протискивалась сквозь толпу, прямо к новобрачным.
  — До встречи, Асмодея! — Тонкс поцеловала девушку в щеку, а Люпин пожал ей руку, после чего, Асмодея удалилась.
  Проходя мимо столика, за которым сидел Элфиас, Асмодея так же заметила, что он теперь в компании очень пожилой женщины.
  — О, всем известно, что вы преклонялись перед Дамблдором. Смею сказать, даже если выяснится, что он то и прикончил свою сестрицу сквиба, вы все равно будете считать его святым!
  — Да как вы смеете! — вскричал Дож. В груди Асмодеи заструился холодок, никакого отношения к ледяному шампанскому не имевший. 
  — Бросьте, Элфиас! — Старуха усмехнулась — Вы же знаете, что Дамблдор был близок с Грин-де-Вальдом. А это значит, что он так же преуспел и в темных искусствах.
  — Я никогда не видела, чтобы Дамблдор пользовался темной магией. — проговорила Асмодея, подходя ближе к спорящей паре пожилых волшебников.
  — Детка, подслушивать не хорошо... — проскрипела старуха. Однако, узнав в девушке Асмодею Поттер, тут же пригласила её поучаствовать в разговоре.
  — Может быть, Дамблдор и знал многое о темных искусствах, но никогда не пользовался ими. — Кивнул Дож.
  — Ох, Элфиас, откуда вы это можете знать? — старуха помотала головой. — Все свидетели дуэли между Геллертом и Альбусом, в голос кричали, что оба пользовались самой темной магией, которая только была известна в то время.
  — В таком случае, почему же он не воспользовался ею, когда столкнулся с Волдемортом в министерстве? — Асмодея прищурилась.
  — Вот и мне интересно. — Дож скрестил руки на груди, и выжидательно уставился на свою собеседницу.
  Немного пожевав губами, старуха наконец ответила:
  — Что вы знаете о темных искусствах?
  — Что по настоящему темные искусства выпивают жизненные силы волшебника. — Тут же ответила Асмодея, заставив Элфиаса побледнеть.
  — Вот и весь ответ. В его возрасте, Дамблдор уже не мог ими пользоваться. — Старуха щелкнула костлявыми пальцами, и пробегавший мимо официант подал ей бокал с шампанским. — Но знайте, Асмодея. Что как и Кингус Блэк, и все уважающие себя темные маги, Дамблдор был поистине силен. Это в последние двадцать лет, он стал белым и пушистым, а до этого, творил самую страшную магию, которую только знал.
  — В чем же выражалась сила Дамблдора, если сравнивать? — с жадностью в глазах спросила Асмодея.
  — О, детка... — Старуха хитро прищурилась — Столкнись Тот-Кого-Нельзя-Называть с Дамблдором в самый пик сил старика, тот смог бы уничтожить его простым щелчком пальцев.
  За столом повисло напряженно молчание. Асмодея переваривала информацию, старуха пила шампанское, а Элфиас Дож, готов был разрыдаться.
  — Ладно, что-то я засиделась. — Старуха зевнула, и отложила бокал. — Элфиас, не составите мне компанию?
  — Да... разумеется. — пожилой волшебник поднялся со своего места, и подав старухе руку, повел её на выход.
  — Во дела... — Вынырнувший из ниоткуда Рон Уизли улыбался — А мы оказывается, почти ничего не знали о Дамблдоре.
  — Тебя мать не учила, что подслушивать не хорошо? — Асмодея поднялась со своего стула, и смерила рыжего взглядом полным неприязни.
  — У меня помимо неё, еще есть два брата, которые много раз доказывали, что подслушивать бывает полезно. — Рон пожал плечами и шутливо развел руками.
  — Всего хорошего, Уизли. — Асмодея кивнула, и хотела было уже уйти, но тут её нагнал насмешливый вопрос.
  — Как там Малфой?
  — Рон, мне надоели твои детские игры. — Асмодея замерла на месте. — Я пришла отдохнуть, так как завтра возвращаюсь в Хогвартс, а ты все портишь. Вечно ты все портишь!
  — Не горячись ты так! — Уизли скривился — Подумаешь, вопрос задал.
  — Ты и сам прекрасно знаешь, что Драко меня больше не помнит! — Асмодея почти прошипела эту фразу — Так зачем ты треплешь мне нервы? Тебе приятно доводить меня? Или, может тебе нравится, когда я срываюсь на тебе? — девушка резко обернулась.
  — Ты за кого меня считаешь? — Рон нахмурился. — Между прочим, в прошлом году, я к тебе не лез, и даже вывел Малфоя на чистую воду.
  — Он был под Империусом! — Асмодея глубоко вздохнула, желая успокоиться.
  — И как это ты не заметила, что твой парень начал пропадать, и странно себя вести? — Уизли скрестил руки на груди — И тебя вовсе не заботила безопасность Хогвартса. Ведь, ты знала про исчезательный шкаф, и что второй такой же был в поместье Малфоев. Как по мне, ты такой же соучастник, так как, из-за твоей халатности, в итоге погибли люди! И никакая ты не Героиня...
  На это, Асмодея не нашлась что ответить.
  — А я тебе говорила. — Другая вдруг оживилась. — Говорила, что твои чувства к Драко, до добра не доведут!
  — Заткнись! — мысленно огрызнулась Асмодея.
  — Хмф... как хочешь. — Проскрипела Другая, и притихла.
  — Всего хорошего, Уизли. — Асмодея покачала головой, и развернувшись на каблуках, поспешила в дом, откуда, пользуясь летучим порошком, переместилась в поместье Блэков.
  — Хозяйка вернулась! — Кикимер чуть поклонился, встречая Асмодею в гостиной поместья, и щелчком пальцев убирая сажу с её платья.
  — Я устала, Кикимер. Пожалуй, я пойду отдохну, ведь мне завтра возвращаться в Хогвартс. — Проговорила Асмодея, на ходу сбрасывая туфли и подхватывая их рукой.
  — Вам пришло письмо, Хозяйка. Оно на столе в вашей комнате. — Сказал домовик напоследок, и испарился.
  Шагая пустынными коридорами, Асмодея внезапно почувствовала себя самым одиноким человеком на свете. Дойдя до комнаты и войдя внутрь, она закрыла дверь, и устало сползла по ней вниз.
  Просидев так несколько минут, взгляд девушки привлек слабый отблеск на столе. Поднявшись на ноги, она подошла ближе, и увидела то самое письмо, о котором говорил Кикимер. Оно было в странном конверте, с восковой печатью, из которой торчала брошь в виде серебристого дракона.
  Разорвав конверт, девушка развернула письмо, и принялась читать.
  "Здравствуйте, Асмодея Блэк-Поттер!
  Спешу выразить свою радость, а так же, благодарность тому, что древнейший и величайший род Блэков все же не прервался.
  Уверен, вы взвалили на себя эту непомерную ношу зная, чем это может для обернуться.
  Я когда-то был учеником Кингуса Блэка, но увы, судьба разделила нас, и мне пришлось отдалиться от его учений.
  В данный момент, я работаю с Николасом Фламелем, Который как и вы, скорбит о смерти вашего общего знакомого — Альбуса Персиваля Вульфрика Брайана Дамблдора.
  Теперь по существу. В письмах такого писать не положено, но я крайне преуспел в области темной магии. И если бы не старина Фламель, меня бы наверняка уже не было в живых. Вы можете обращаться ко мне в некоторых вопросах, если появится необходимость. В знак добрых намерений, я прислал вам эту брошь.
  Так уж вышло, что я осведомлен о проблемах, возникших у наследника рода Малфой, из-за неправомерного применения заклинания памяти и легилименции.
  Эта брошь, за несколько дней восстановит поврежденные участки памяти юного Малфоя. Но это произойдет только в том случае, если он сам согласится её принять.
  С уважением!
  Бен-Гур."
  В Асмодею будто молния ударила. Бэн-Гур. Тот самый волшебник, который упоминался в недавних видениях.
 Отложив письмо, девушка взяла в руки брошь. Серебряный дракончик шутливо щелкнул челюстью и притих.
  — Какое милое создание. — Другая усмехнулась — Но, ты и вправду думаешь, что Драко будет это носить?
  — Я даже не знаю, хочет ли он вспоминать все то, что он забыл. — Асмодея пожала плечами — Завтра постараюсь с ним поговорить. Надеюсь, он не сильно рассердится.
  — Тебе не об этом думать надо. Я бы на твоем месте, просто заставила бы его носить эту брошь.
  — И чем в таком случае, я буду отличаться от тех же пожирателей, что сотворили с ним это? — Асмодея вздохнула и поставила брошь на столик. — Я думаю, это все подождет до завтра. А сейчас, я очень хочу отдохнуть...



Diaval134

Отредактировано: 28.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться