Фармацевт

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 6. ЧЛЕН СЕМЬИ

Энрике Мартинес стоял у окна своего кабинета и задумчиво смотрел на восходящее солнце. Он привык вставать рано, с первыми лучами светящегося диска. В детстве у него не было возможности подолгу нежиться в теплой постели, потому что у него не было ни постели, ни самого детства.

 

Мать Энрике была индейкой племени Аймара, того самого племени из которого происходил нынешний президент страны Эво Моралес. И хотя большинство индейцев Боливии — крещёные католики, это не мешает им исповедовать традиционные индейские культы и всевозможные суеверия. Энрике хорошо помнил как его мать вместе с другими женщинами племени аймара поклонялись Пачамаме, женской богине Земли и плодородия. В христианстве они видели её аналог в образе Богоматери, и поэтому в их деревне всегда органично сочетались посещение мессы и подношения Пачамаме. В районе, где рос Энрике было принято всегда выливать немного вина на землю, прежде чем выпить, и обязательно нужно было делиться листьями коки с Матушкой-Землей. Одновременно с этим некоторые женщины практиковали традиционную магию, и во время купания в реке у многих ребятишек можно было увидеть на шее волшебные амулеты. Несмотря на свой нынешний почтенный возраст и хорошую образованность, Энрике все еще носил на шее свой детский амулет и верил, что свой удачей в делах он обязан в том числе и ему.

 

С ранних лет маленький Энрике должен был трудится. Его отец-крестьянин считал себя потомком испанцев, некогда пришедших в эту страну, но глядя на смуглое лицо отца с крючковатым орлиным носом, Энрике понимал, что и в его жилах течет индейская кровь. В отличие от мамы отец был потомком другого племени — кечуа. Это племя — одна из самых многочисленных и самых «продвинутых» народностей Южной Америки. К началу испанского завоевания они обогнали в отношении прогресса и майя и ацтеков, первыми начали работать с металлами, в том числе с бронзой. Язык кечуа является самым распространенным индейским языком всего латиноамериканского континента. Во времена испанского завоевания на этот язык миссионеры перевели Библию, и благодаря этому смогли достичь большого успеха в обращении коренных жителей Боливии в свою веру. Отец Энрике всегда считал себя христианином и тихо ворчал когда мать следовала древним обрядам своего народа.

 

И сам Энрике и пять его старших братьев с раннего утра уходили на работу в поле. Отец всегда говорил им, что тех кто много работает Господь вознаграждает за труды их. Они горбатились на полях по шестнадцать часов в день, ходили на заработки на кукурузные плантации, занимались сезонной расчисткой сельвы, но никакой награды не приходило. Маленькому Энрике тогда казалось, что просто у Господа слишком много важных дел и он не замечает как тщательно и много работает семья Мартинесов. Засыпая ночью в холодной крестьянской лачуге и чувствуя как желудок постоянно урчит от голода, Энрике продолжал верить, что настанет час, когда его труды будут оценены по заслугам, и тогда вся семья заживет здорово и счастливо.

 

Но шли годы, а ничего не менялось. Когда Энрике исполнилось одиннадцать лет, его отец умер. Во время расчистки сельвы на него напала ядовитая змея, однако у семьи не было денег, чтобы вызвать доктора. Сидя у постели отца и глядя на его бледное лицо, видя как его потрескавшиеся губы постоянно пытаются что-то произнести в бредовой агонии, Энрике поклялся себе, что не повторит путь своего отца. Он станет другим — у него будут деньги!

 

Учился Энрике от случая к случаю — ближайшая школа была в шестидесяти километрах от его деревни и ходить на ежедневные занятия не было никакой возможности. При этом учителя всегда отмечали, что у мальчика отличная память и очень развитое логическое мышление. В 12 лет Энрике вместе со своим братом Мануэлем отправился на заработки на плантации коки. Это был адский труд, но зато здесь ставка рабочего была выше почти в полтора раза. Дядя Энрике, у которого они с братом поселились на время работы, был перевозчиком кокаина. В начале семидесятых кокаин вновь вошел в моду и находился на пике своей популярности. После того как в Колумбии правительство сильно прижало хвост наркомафии, производство кокаинового порошка стало смещаться в Перу и Боливию. Эти три страны и по сей день являются основными поставщиками кокаина, контролируя почти семьдесят процентов общемирового производства наркотика.

 

В свое время отец был категорически против того, чтобы его дети связывали свою судьбу с наркотиками, но теперь его не было. Благодаря связям дяди, смышленого Энрике приняли в банду Хоакина Фуэнтоса, который в свою очередь работал на картель под руководством самого Карлоса Гусмана — одного из крупнейших наркобаронов Боливии того времени.

 

Спустя несколько лет энергичный Энрике быстро заработал себе репутацию амбициозного и серьёзного торговца: за задержку поставок он лично жестоко наказывал перевозчиков на месте. Та же судьба ожидала многих конкурентов и перебежчиков, соблазнившихся более высокими зарплатами, чем в банде Фуэнтоса. В начале 1990-х годов Энрике был представлен лично Карлосу Гусману, который назначил смышленного Энрике главным по логистическим операциям картеля. С тех пор Энрике Мартинес должен был контролировать поставку наркотиков из Боливии по суше, воздуху и воде, тогда как сам Гусман отвечал за их доставку и распространение в США.



Антон Фарутин

Отредактировано: 08.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: