Fatal amour. Искупление и покаяние

Глава 17

И без этих слов, сказанных тихим шёпотом, Марья ощущала себя незваной гостей на чужом пиру. Она испуганно втянула голову в плечи, губы Андрея вновь мимолётно коснулись ещё щеки, согревая дыханьем. Ефимовский придвинулся ещё ближе, он уже более не спрашивал разрешения. Приподняв её подбородок рукой, затянутой в перчатку, он целовал её в губы, жадно, алчно, принуждая открыть рот, касаясь языком сомкнутых зубов.

«Ну, с постылым, может, и гадко, а с милым сладко», - вспомнились Марье слова её горничной. Ох, и сладко ей было в этих крепких объятьях! Барабанным боем в ушах стучало от прилива крови, дыханье прерывалось, казалось, Андрей выпивает её до дна без остатка. Закрыв глаза, она полностью отдалась на волю этих губ, крепко обнимающих рук. Когда сани остановились, Ефимовский отстранился от неё и с судорожным вздохом отвернулся в сторону.

Ступив на утоптанный снег во дворе большого дома, граф подал ей руку, помогая выбраться из саней. Вся весёлая компания уже собралась на крыльце, ждали только их. Странное чувство неловкости охватило обоих после того сумасшествия, что происходило в санях.

- Где мы? – Робко поинтересовалась Марья, поднимаясь вместе с Андреем по ступеням.

- У Урусовых, - небрежно обронил он, не глядя в её сторону.

Марья вцепилась в его руку и остановилась, молча качая головой.

- Ну, что же вы, Мари?! – Андрей, недовольный этой заминкой, повернулся к ней.

- Я не могу пойти туда, - едва слышно ответила она, отводя взгляд.

- Отчего же?

- Не могу, и всё! – Она топнула ногой, выпуская рукав его шинели.

Повернувшись спиной, девушка побрела обратно к саням, не обращая внимания на недоумённые взгляды. Ефимовский пожал плечами в ответ на вопросительный взгляд Анненкова и в два шага догнал её.

- Трусиха.

Марья стиснула зубы и обернулась к нему. Андрей улыбался ей в ответ, протягивая руку и выжидающе наклоняя голову:

- Так вы идёте?

Марья колебалась. В момент этих недолгих раздумий ей пришли на память слова отца, сказанные в ответ на её вопрос: было ли ему страшно на войне? «Надобно суметь посмотреть в глаза своему страху, - задумчиво ответил ей тогда Филипп Львович, - и когда у тебя получится, ты поймёшь, что он не так уж велик». Повторяя про себя эти слова, она вложила руку в ладонь Ефимовского и последовала за ним.

Дворецкий Урусовых уже открыл двери, ряженные устремились внутрь, спеша погреться после быстрой езды. Илья Сергеевич, смеясь, встречал непрошеных гостей на пороге гостиной. Проходя мимо князя, Марья малодушно спряталась за спиной Ефимовского, который в тот момент здоровался с Урусовым.

Андрей Петрович единственный был без костюма, а потому сразу отделился от остальной компании и отошёл к дивану, на котором сидела Натали, чинно сложив руки на коленях, и улыбалась нервной улыбкой на исхудавшем бледном лице. Ефимовский присел подле княжны, ласково заговорил с ней, заглядывая ей в глаза. Тёмные глаза mademoiselle Урусовой вспыхнули, когда граф поцеловал ей руку. Она что-то ответила ему, но из-за шума, производимого ряженными, громких разговоров и смеха, Марья не могла их слышать. Стоя посреди весёлой компании, в которой Урусов пытался разглядеть знакомые ему лица, девушка видела только Андрея и Натали, мирно беседующих на диване в стороне от всех. Обожгло, словно кипятком окатили, сдавило грудь так, что нечем стало дышать. Между тем все маски были угаданы, кроме одной. Илья Сергеевич шагнул к барышне в собольей шубе. Терзаемая муками ревности, Марья отвернулась и едва не налетела на князя Урусова.

- Мари? – Искренне изумился он её появлению в своём доме.

Губы Ильи Сергеевича дрогнули в улыбке при виде её наряда.

- Позвольте предложить вам шампанского, - он шагнул к столу и, взяв со стола наполненный до краёв фужер, протянул ей.

- Княжна Гагарина – моя подруга, - оправдываясь, Марья кивнула на весёлого казачка.

- Я рад вас видеть, - Урусов взял её под руку, отводя в сторону от остальных к глубокой нише французского окна. – Вы знакомы с графом? – Он бросил быстрый взгляд на Ефимовского.

- Немного. Нас князь Анненков познакомил, - Марья опустила ресницы и зачем-то сочла нужным уточнить: – Борис - жених Ирины.

В жарко натопленной гостиной в шубе становилось очень жарко. Передав бокал с шампанским Урусову, Марья распахнула её и стащила с головы шаль. Поставив недопитое шампанское на поднос подошедшего лакея, князь заботливым жестом поправил сползающую с плеч mademoiselle Ракитиной шаль.



Леонова Юлия

Отредактировано: 09.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться