Fatal amour. Искупление и покаяние

Глава 42

Едва слышно скрипнули новенькие рессоры и, слегка покачнувшись, экипаж тронулся с места. Андрей задёрнул бархатную занавеску на оконце и откинулся на спинку сидения. Марья сцепила пальцы в замок, дабы скрыть нервную дрожь, что сотрясала её с того самого момента, как только она вложила руку в ладонь Андрея, и опустила голову, не решаясь начать разговор. Она просила Ефимовского о встрече потому, как желала непременно оправдаться в его глазах, рассказать о том, что не пыталась никого заманить в сети брака, наоборот, от неё шантажом добились согласия. Но ныне, пребывая столь близко от него в полумраке экипажа, женщина не могла подобрать нужных слов, сомневаясь в том, что сумеет уверить его в своей правоте.

- Вы просили меня о встрече, Мари, а теперь молчите, - попенял ей Андрей.

Получив записку от Марьи Филипповны, он долго мучился сомнениями. Чем могла окончиться подобная встреча? Тем, что именуют неприглядным словом адюльтер? Ничего хорошего это свидание не сулит ни ему, ни ей, разве, что вымарать в грязи сразу две известных фамилии: князя Куташева и графа Ефимовского. Но желание увидеться с ней возобладало над доводами разума.

- Право слово, дайте же мне собраться с мыслями, Andre, - Марья подняла голову, разглядывая его через густую вуаль.

Горькая усмешка скользнула по его губам, хмурая складочка залегла промеж густых бровей. Ефимовский протянул руку и снял шляпку с её головы.

- Хочу видеть ваши глаза, - пояснил он в ответ на недоуменный взгляд.

Марья глубоко вздохнула, пытаясь обрести решимость, которой ей так не хватало, и заговорила:

- Andre, я не знаю, кто и зачем стремился опорочить меня в ваших глазах, но то, что вам рассказали обо мне - несомненная ложь, - стараясь не отвести взгляда, произнесла она.

- Ложь?! – Ефимовский приподнял густую бровь. – По-вашему, Борис, Ирэн, ваш супруг – все они лжецы? – Спросил Андрей, даже не пытаясь скрыть сарказма.

- Нет! Конечно же, нет, – горячо возразила княгиня Куташева. – Возможно, вам не сказали всей правды.

- И какая же она, по-вашему, правда?

- Истина в том, что меня принудили к замужеству шантажом, - Марья отвела взгляд и, не дождавшись ответа, продолжила: – видит Бог, Andre, даже не получив вашего письма, я собиралась отписать вам и, положившись на волю судьбы, смиренно ждать вашего решения, но Nicolas не позволил мне…

- Никогда не поверю, что Куташев мог вас шантажировать, - гневно отозвался Ефимовский, перебив её.

- Воля ваша, но именно так всё и было. Nicolas ухаживал за мной какое-то время, и я довольно благосклонно принимала от него знаки внимания, но когда он сделал мне предложение, я отказала ему, - Марья умолкла и перевела дух, собираясь мыслями для продолжения исповеди.

- Как это случилось? Почему, чёрт возьми, ему вообще пришла в голову мысль волочиться за вами?! – Вспылил Андрей. – О чём вы умалчиваете, Мари?

- Мне нечего от вас скрывать, - Марья широко распахнула глаза. – Мы встретились случайно в Летнем Саду, гуляли, беседовали, князь Куташев пригласил меня в театр, и я ответила согласием. Спустя какое-то время Nicolas стал наносить мне визиты, объявил моему брату о серьёзности своих намерений. Возможно, своим отказом я оскорбила его, и потому Nicolas пригрозил, что поведает в свете о том, что я… - Марья запнулась, не решаясь продолжить фразу.

- Так какую вашу страшную тайну собирался открыть князь Куташев? – Нарочито равнодушным тоном осведомился Андрей.

- Nicolas собирался сказать, что я отдалась ему, - выдохнула девушка, отвернувшись к занавешенному окну.

- А вы, конечно, не были близки с ним?

- Andre, безусловно, у вас есть все основания мне не верить, тем более, учитывая все обстоятельства моего пребывания в Веденском. Но я готова чем угодно поклясться, что до моего замужества ни один мужчина, кроме вас, меня не касался, - ощущая, как пылают щёки и уши, выдавила Марья.

- Я польщён, сударыня, - усмехнулся Ефимовский.

Марья потянулась к шляпке, лежащей на сидении, вспылив:

- Велите вознице остановиться. Я не намерена и далее выслушивать оскорбления от вас!

Андрей, как зачарованный, уставился в полыхающие праведным гневом серо-голубые глаза.

- Я не желал вас обидеть, Мари. Простите, - он мягко улыбнулся. – Вы не представляете, каким ударом для меня стала весть о вашем замужестве.



Леонова Юлия

Отредактировано: 09.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться