Fatal amour. Искупление и покаяние

Глава 49

Простившись по обыкновению с Радой, Куташев спустился с крылечка и уже поставил одну ногу в сани, запряжённые тройкой гнедых, когда его окликнули.

- Не спеши, гаджо, – насмешливо улыбаясь, из-за угла дома вышел Шандор.

Молодой цыган остановился в нескольких шагах, окинул князя презрительным взглядом и сплюнул себе под ноги.

Куташев замер около саней, ожидая продолжения. Неспроста же его окликнули, неспроста назвали презрительным прозвищем, принятым у цыган по отношению к тем, кто не принадлежал к их племени.

- Говори, чего хотел, - не сдержался Николай, посчитав, что молчание Шандора больно затянулось.

- Я-то скажу, - подобрался цыган, глядя на него исподлобья. – Не зачем тебе к Раде ездить, голову ей морочить. Моя она, и Баро наш добро на свадьбу дал.

- Вот оно что, - ухмыльнулся Куташев. – Так это не тебе, а Раде решать, - с этими словами он повернулся спиной к цыгану, собираясь покинуть табор.

Шандор в два шага настиг его и остановил, положив руку на плечо.

- Вот что я тебе ещё скажу, князь. Любопытно мне, знает ли Рада о том, что у тебя жена и сын есть?

- Знает, - прищурился Куташев, разворачиваясь к Шандору и скидывая его ладонь со своего плеча.

- А княгиня твоя знает, где ты ночи проводишь? Хотел было я ей рассказать сегодня, с самого утра у дома твоего кругами ходил, надеялся увидеть. И увидел, - цыган усмехнулся, - да только подойти не успел. Вышла, вся в соболя укутанная, до моста дошла, оглянулась и извозчика остановила. Тут-то мне любопытно стало, к чему это княгине, при собственном выезде наёмного извозчика останавливать? Куташев промолчал. Не дождавшись от князя реакции на свои слова, цыган продолжил. - Хорошо, что воскресенье нынче, народу на улицах видимо невидимо, а то упустил бы я эти санки, - Шандор засмеялся. – Доехала твоя жена до Английской набережной, - не отводя взгляда от лица Куташева, продолжил Шандор. – Вижу, что знаком тебе сей адресок, - хмыкнул он, заметив, как дернулась щека Николая, и презрительно бросил: – ты бы, князь, лучше за своей женой приглядывал, чем к чужим невестам по ночам ездить.

- Лжёшь, – выдохнул Куташев, хватая наглеца за отвороты овчинного полушубка.

- Зачем мне лгать, да и откуда мне знать-то, что полюбовник твоей жены на Английской набережной живёт?

Не помня себя от гнева Николай встряхнул зарвавшегося цыгана и отшвырнул в сугроб.

- Пёсье отродье, - князь брезгливо отряхнул руки. – Ваша порода только и умеет, что брехать без повода. Воровать да лгать без стыда и совести, вот всё, на что вы способны.

Смуглое лицо Шандора потемнело от прилившей к лицу крови. Тёмные глаза сверкнули убийственной яростью.

Пренебрежение князя, его слова о никчёмности жизни в цыганском таборе разожгли в душе цыгана пожар ненависти, что углями тлела уже довольно давно. Что он может знать о жизни? Отродясь не знал ни нужды, ни горя!

- А Рада ведь тоже из нашей породы, весь род пороча, ты и её заклеймил, - поднялся Шандор.

- А что мне Рада, - усмехнулся Куташев, - в дни скуки - отрада, да и обходится недорого.

Не помня себя от гнева, застившего разум, Шандор схватил пригоршню снега и бросил в лицо Куташеву.

- Щенок! – Утирая рукавом шинели мокрое лицо, князь шагнул к застывшему посреди двора цыгану.

Довольно сильным ударом кулака по лицу Куташев сбил с ног довольно щуплого противника. Вторично поднимаясь на ноги, Шандор вытер кровь из разбитой губы, опустил руку и нащупал рукоятку ножа за голенищем сапога.

- Не попадайся мне более! Удавлю, – прошипел Николай.

- Не успеешь, гаджо, - бросил цыган, рванувшись вперёд.

Сначала Куташев почувствовал только удар в живот, а спустя мгновение острая невыносимая боль, пронзила его, заставив согнуться пополам. Цыган успел ударить его ещё раз, прежде чем княжеский возница опомнился и кинулся к нападавшему, повиснув у него на плечах со спины. Вырвавшись и оставив в руках княжеского слуги овчинный полушубок, Шандор бросился бежать. Кучер растерялся. Толи за цыганом бежать, толи к князю на помощь броситься? Крик зазнобы барина, выбежавшей из избы и упавшей подле князя на колени, развеял морок, что нашёл на слугу.

Отшвырнув цыганку в сторону, княжеский возница склонился над барином.



Леонова Юлия

Отредактировано: 09.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться