Феху

Размер шрифта: - +

Феху

И снова ночь. Неприметная серая кошка выбралась из старого заброшенного дома, запрыгнув на порядком изгнивший подоконник. Сладко потянувшись, Феху осторожно переступила через осколки разбитого стекла, торчащие из рамы, и бесшумно опустилась на мокрую землю. Осень давала о себе знать проливными дождями, и в родной «норе» было влажно и неуютно. Холодно, сыро, гадко, зато на душе хорошо, будто дровишки в камине потрескивают. Накопившееся тепло переполняло маленькое тельце, и выходило наружу мурчанием от любого прикосновения. Дождь, наконец, закончился, и в кои-то веки можно выбраться на свет и побродить по своим владениям, может с кем поделиться частичкой уюта, который всюду следовал за четверолапой.

Настороженно прислушавшись к ночной тишине, Феху прикрыла глаза. С оживленных городских улиц доносились звуки машин и голоса людей. А еще запахи. На заброшенной улице такого не встретишь. Максимум, что может произойти, так это мальчишки разведу костер на одном из участков. Хуже собак, чес слово. К ним лучше не приближаться, мало ли что в голову придет. Заборы разломают, окна выбьют, и чем им мешают одинокие дома? Без людей здесь тихо, спокойно. Свое царство забвения и правит им Феху. А так еще выслушивать приходится, мол, не досмотрела, не уберегла. В прошлый раз, вон, яблоньку сломали. Жаль, конечно, молодая была. Еще жить и жить. Столько бы прекрасных рассветов могла встретить, но не сложилось. Кошка приходила, сидела рядом, прощалась. До последнего сидела, пока люди не прогнали. Приехали чужаки, распилили ствол на части и увезли. Это же ее душа теперь в разных местах может оказаться, по кусочкам. Грустно, очень грустно и покой уже не обрести. Может дождь и зарядил тогда в отместку за несправедливость. А что Феху может сделать? Она всего лишь кошка, ей слова не давали.

Живот предательски заурчал. Несколько дней голодовки давали о себе знать. Зато шерсть осталась сухой и лапки чистые. Ну, в самом деле, не гоняться же за голубями по лужам, как какой-то пес. Случайно опустив хвост на мокрую траву, кошка нервно передернула шерстью и направилась в сторону манящих ароматов.

- Уходишь? – раздался за спиной ворчливый укоризненный голос.

Кошка нехотя остановилась, бросив недовольный взгляд на дом. Выбитые стекла как пустые глазницы с болью и нескончаемой грустью взирали на мир.

- Вернешься? – продолжил допрос дом.

- Тебе-то что? – сердито дернула ухом Феху. – Может да, а может нет. Я же кошка.

- И охота тебе к ним таскаться? Они тебя гонят, камнями кидают, а ты все равно сломя голову к ним. Жила бы себе спокойно, и не металась между мирами. Не место тебе там. Не место.

- Но у других же получилось. Живут, горя не знают, на кровати спят.

Резкий порыв ветра заставил старые доски покачнуться и тихий скрип перешел в старческий смех.

- Крова-ать. И сдалась она тебе?

- Не понимаешь ты, - недовольно фыркнула Феху. – Нужна я людям. Со мной уют в дом приходит. Домашний очаг разжигается.

- Смотри сама не сгори, в очаге этом. Кто знает, что за пламя в нем свою песню поет. Да что я тебе рассказываю, сама не первый век на свете живешь, вон сколько раз обжигалась.

Кошка невольно переступила с лапы на лапу. Да, было дело. И попытки уже были много раз. Но все как-то не задается последние годы. А людям она нужна, спору нет. Так сами звезды ей с начала веков напели, так что справится. Выполнит она свое предназначение.

Больше не слушая причитания дома, кошка упрямо побежала вперед.

- Вернешься, куда ты денешься, - вслед ей вздохнул дом. – Всегда возвращалась и этот раз не исключение. Ты же кошка.

 

Выбравшись на оживленную улицу, Феху замедлила бег. Хоть и ночь, а город не спит. Опять люди. Жалко его, измотанный, уставший, серый. И вправду говорят, что города не спят. А их кто-то спрашивал, нравится ли им сутками жить. И так из года в год. А потом люди удивляются, почему у них здания рушатся, и красоты нет. Когда годами не спишь наплевать, как выглядишь и в каком состоянии предстаешь перед другими. Но все равно стыдно.

- Запустил ты себя, запустил, - кошка укоризненно покачала головой.

В ответ последовал лишь еле заметный вздох. Бедолага. Совсем выдохся. И куда хранители смотрят?

Снова втянув воздух, Феху приятно зажмурилась. Поблизости должна быть еда. Пахло теплым свежеиспеченным хлебом. Внутри снова зажегся камин. За кусочек такого угощения, она готова мурлыкать до утра, а может и дольше. Смотря какие руки будут у человека. Руки это важно, она-то знает.

Следуя на поводу у манящего запаха, кошка петляла по городским улочкам. Вскоре к запаху прибавилась ненавязчивая мелодия и приятный девичий голос, поющий о прошлом. У такого голоса должны быть самые лучшие в мире руки, из которых хоть хлеб, хоть котлета одинаково вкусны.

Выйдя на безлюдную площадь Феху в нерешительности остановилась. Обладательница голоса сидела на скамье у фонтана и под гитару пела, не замечая мир вокруг. Как завороженная кошка подошла ближе и уселась напротив девушки. Красивая. Только волосы разукрашены, как у попугая. Кошка озадаченно склонила голову на бок, такой точно не хватает уюта и душевного тепла. У ног певицы лежал открытый чехол от гитары на дне которого валялись несколько монет. Жалкое зрелище. Вздохнув, Феху бросила сердитый взгляд на проходящего мимо мужчину. Повинуясь порыву, прохожий неосознанно достал из кошелька пару купюр и бросил в чехол. Так-то лучше. Кошка довольно потянулась, собираясь уходить. Откуда же пахло хлебом? Новый порыв ветра принес потерянный запах, позволяя взять след. В последний момент внимание Феху привлекло тихое шуршание. Купюры! Улетят же! Недолго думая, кошка рванулась обратно, залезла в футляр, подгребая деньги под себя. Да-а, за такой творческой личностью точно надо присматривать.



Алена Кис

Отредактировано: 05.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться