Феи удирают в полночь

Размер шрифта: - +

Глава 3.4

Лира поклялась себе, что обязательно попросит Вилла посмотреть в своих книгах, как помочь девушке. Она слышала, что некоторые лесные эльфы способны видеть того, кто предназначен тебе по судьбе и сплетать их судьбы в счастливый узор. Впрочем, сначала этот вопрос предстояло прояснить, поискав в подарке от библиотекаря Ларэйн.  Фолиант оказался настолько занятным, что цветочная феечка поклялась, что будет тратить каждую свободную минуту именно на его вдумчивое изучение. Кто знает, в какой переплет она или дорогие ей близкие могут угодить совсем скоро. Фея предпочитала встречать любую проблему во всеоружии и по возможности обходиться без посторонней помощи.

Выкинув все посторонние мысли из головы, девушки стали кропотливо конспектировать лекцию, которую читал магистр Каор, чтобы не дать тому ни малейшего повода для недовольства.

Новоиспеченные подруги с трудом досидели до конца занудной пары, но прилежно записали все до мелочей. Чтобы потом не платить за возможность переписать с чужой работы кругленькую сумму в золотых слитках или драгоценных камнях чистой воды. Пара прошла на редкость спокойно, настолько, что Лира после второй ее половины с ужасом поняла, что начинает клевать носом. Впрочем, резкий и неприятный аромат масла «Памяти Тартара» быстро исправил ситуацию. Ведь та могла иметь слишком серьезные последствия не только для них самих, но и для ректора Ардора.

– Итак, мисс ле Горгой, а теперь, будьте любезны, на практике снимите проклятие «Ведьмина Слеза» с вашего любезного друга Вилла, – ламий Каор напрасно праздновал победу.

Феечка подождала, пока колдовство сделает из лесного эльфа уродливое чудовище с горящими кровожадными угольками маленькими глазками и острыми как иглы зубками. Ими оно высасывало кровь у любого живого существа, которое имело несчастье попасться ему на дороге.

– Итак, магистр, для начала тартарийского багавра надо замкнуть с помощью заклинания «Печать Ночи», – и Лира без запинки выговорила заковыристые слова, начертив с помощью чар сияющий ослепительным голубоватым светом круг. – Затем выпустить «Песнь Ундины», чтобы собрать внутри нее все вредоносные плетения «Ведьминой Слезы». В качестве завершающих аккордов можно использовать разнообразные целительские разработки, но я предпочту «Тень Великого Леса». Коль скоро Вилл – эльф. Это полностью устранит любые негативные изменения в его организме. Далее вредоносные «паутинки», переплетенные с абсорбирующим заклятьем, следует рассеять, утопив или в озере в полдень, или в колодце в полнолуние.

– Великолепно, только объясните мне, почему именно «Песнь Ундины», вы же не относитесь к этой расе?

– О, все просто, господин Каор, учитывая, что в моих жилах течет не только кровь ирландского Волшебного народа, я могу использовать любые заклинания, какие только сочту нужными. Мне подвластны и все известные стихии, и специфические умения народа, к которому принадлежит сама Моргана, – при этом легкий акцент, сделанный на имени главной интриганки Изумрудного острова, был понят преподавателем правильно. – Теперь насланное повторно проклятье «Ведьмина Слеза» гарантированно не окажет на Вилла абсолютно никакого пагубного влияния. Скатится как с гуся вода, уверяю вас. Как и любые вредоносные чары вне зависимости от того, кто их наслал.

Получив заслуженное «отлично», девушка была неприятно удивлена, что ламий подбросил ей в карман какой-то камешек, который неприятно захолодил кожу даже сквозь довольно плотную ткань платья. Решив пока что ничего не предпринимать, быстро собрала сумку и направилась к другу, шепнув едва слышно:

– Вилл, надо поговорить без лишних ушей, желательно в кабинете у ректора, нам, Олаву, Вигллу и Айэль. Боюсь, ей теперь тоже придется совсем несладко. Все объяснения позже. Надо придумать, как не попасть в ловушки и сети, которые теперь будут сыпаться нам на голову, как из рога изобилия.

Ведьмак тоже, видимо, что-то почуял, поэтому лишних вопросов задавать не стал, только добавил:

– Если магистр Ардор не будет возражать, надо бы подключить к беседе и магианн Оллель и Ларэйн. Кстати, я тут недавно видел Жандора, он говорит, что его милая женушка опять что-то замышляет. Правда, пока не может сказать ничего конкретнее, чем то, что нам светит очередная пакость в ее неподражаемом исполнении.

Ардор молча выслушал разномастную делегацию и, строго посмотрев на возмущенно верещащего Фырка, не желающего покидать плеча феечки, велел любимцу привести к нему в кабинет двух своих бывших сокурсниц. Приказ сопроводил со строгим наказом не отвлекаться и нигде не задерживаться.

– Лира, стой спокойно и не вертись. Надеюсь, у тебя хватило ума не прикасаться к подарку безголового Каора? – Ардор обвел всех присутствующих тяжелым мрачным взглядом.

– Конечно же, я не проявила опасного в данном случае любопытства. Только вот, – девушка замялась. – Не знаю, что на этой вещице за чары, но она, не разрывая ткани, прижалась к коже прямо напротив сердца! – видеть заалевшую как маков цвет Лиру никому из присутствующих еще ни разу в жизни не приходилось. – Боюсь, что вы бы могли мне помочь, но другие претендентки на роль вашей супруги тут же сочли бы такое поведение возмутительным и порочащим честь обоих наших родов. Будет лучше, если из моего затруднительного положения меня выручит магианна Ларэйн. Как только обезвредит эту опасную вещицу.



Наталья Екимова

Отредактировано: 16.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться