Феи удирают в полночь

Размер шрифта: - +

Глава 5.4

Фею всегда чересчур сильно удручал однообразный тартарийский ландшафт, который был разнообразно серым и довольно унылым. Лишь в Элизиуме было так же прекрасно, как весной в мире современных людей. Ламий хитро покосился на девушку, которая все еще продолжала сердиться на него за излишнее благодушие. Нарочитое спокойствие, написанное на симпатичном личике невесты, ламия не обмануло.

– Я виноват, хотя и неприятно признаваться в моих промахах, но, может быть, хватит уже дуться на меня, радость моя?

Ответом ему послужило молчание, хотя спутница и не попыталась оттолкнуть его руки, по-хозяйски обвившие тонкую талию.

– Надеюсь, сюрприз тебе понравится, – вкрадчиво выдохнул Ардор и очень ласково пробежался губами по нежной коже на шее.

Вредная фея и вида не показала, как ей приятна ласка, хотя легкая дрожь, пробежавшая по телу, сразу подсказала интригану, что на него все же обратили внимание.

Снаружи пространство около особнячка, похожего на маленький средневековый замок, ничем не отличалось он унылого серого однообразия остальной части Тартарийской равнины. Ардор проказливо подмигнул спутнице и потянул за собой сразу, как ворота гостеприимно распахнулись, приветствуя своего хозяина.

Изумленный возглас Лиры заставил мужчину просиять, как начищенный до зеркального блеска серебряный поднос. Перед глазами девушки раскинулся цветущий сад, причем она почувствовала, что к волшебству приложила руку сама Карне.

– Ты очень понравилась богине весны, и она, зная, что ты, как и сама Персефона, тоскуешь по благоуханию цветов, решила сделать тебе такой роскошный подарок. Ты можешь всегда приходить сюда после занятий, когда захочешь.

Невеста ламия недоуменно хлопнула светло-рыжими ресницами, потом потерла кулачками глаза, но упоительное видение и не думало исчезать, точно морок на болоте или в тумане. Лира погладила лепестки на цветущем жасмине, удивляясь, почему все, что в мире Иветты цветет в разное время, тут упустило из виду такой природный нюанс.

– Надеюсь, я прощен? – во взгляде Ардора было столько нежности, что девушка не устояла и пылко ответила на поцелуй.

Все до единой мысли тут же покинули ее голову, и она впервые за неделю почувствовала покой, которого так не хватало истерзанной интригами и постоянными каверзами душе. Губы девушки вскоре припухли, а колени так и норовили подогнуться. Впрочем, упасть ей не дали. Ламий подхватил свое вредное счастье на руки и унес в дом.

Несмотря на все шепотки и глупые россказни о том, что ламии предпочитают мрачную темно-серую гамму в интерьере своих жилищ, это оказалось всего лишь еще одной ничем не подкрепленной сплетней. Фея сразу поняла, что внутри дома ее суженый оставил все, как и было до появления в его жизни вредной цветочной интриганки.

Оказалось, что ректор предпочитал все оттенки морской пучины. Зелено-голубой антураж для выходных оказался как нельзя кстати. Продолжая целоваться, парочка уютно устроилась на диване в столовой в ожидании ужина.

Лара Арлея, которая уже много веков исполняла в доме Ардора роль управляющей, лукаво сверкнув шаловливыми голубыми глазами,  велела слугам накрывать на стол, а сама поставила высокие свечи в витых бронзовых канделябрах. Ламий пробовал возражать, но его быстро поставили на место:

– В чем ты вообще сносно разбираешься, кроме своих магии крови и некромантии, мальчишка?! – гневно прошипела Аориль наградив потомка такой многообещающей ухмылкой, что тот счел за благо прикинуться веником и не спорить с дамами. – Арлея, будь добра, принеси «Весеннего Сада». Это розовое игристое вино будет сейчас очень к месту! Надеюсь, Ардор, ты не испортишь вам выходные своим непрошибаемым занудством?! Потому что, если вдруг что-то пойдет не так, то все произойдет исключительно по твоей вине! Уж здесь-то никакие интриги и пакости вас коснуться не смогут!  Приятного вечера, – промурлыкала хранительница, возвращаясь в амулет и едва слышно бурча себе под нос. – Если этот ухарь умудрится оконфузиться, я ему такую взбучку задам, что больше никогда не посмеет быть таким бездарным во всех отношениях дырявым башмаком!

Лира сделала вид, что она не расслышала последней фразы Аориль, восхищенно наблюдая за игрой пламени в камине и на верхушках алых свечей, распространяющих вокруг себя благоухание бордовых роз. От восхитительного аромата у нее уже начинала чуточку кружиться голова, заставляя чувствовать счастливой до безобразия. Хотя стол ломился от всяких вкусностей и гастрономических изысков, парочка почти оставила всю эту роскошь без внимания.

Решив, что приучать любимого к некоторым вольностям женщин ее народа стоит очень осторожно и постепенно, феечка не стала сразу добивать бедолагу бешеным темпераментом, который только усиливала солидная толика крови горгон в ее родословной. Она неслышно выдохнула заклятье, заставив язычки пламени на свечах медленно уменьшиться и погаснуть, погружая комнату в упоительный полумрак. Отблески огня из камина давали слишком мало света, чтобы нарушить таинственную атмосферу, которую и стремилась создать Лира.

Губы Ардора сразу же начали медленное путешествие вниз по длинной шее, вызывая у невесты приятную дрожь. Мурашки уже начали свой стремительный танец, лишая свою жертву остатков благоразумия и хладнокровия.

 



Наталья Екимова

Отредактировано: 16.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться