Феи удирают в полночь

Размер шрифта: - +

Глава 7.2

Лира сварила зелье, не прерывая собственных весьма невеселых раздумий. Отлила в пару небьющихся пузырьков для Лаэля и его половинки. Все остальные занятия прошли для жены ректора точно в тумане. Она прилежно записывала лекции, на отлично выполняла практические занятия, но при этом была удивительно молчалива.

Последняя пара по некромантии далась молодой женщине тяжелее всего. Ардор сразу почуял, что его собственную жену явно что-то очень сильно тревожит. Поэтому не спускал с нее требующих немедленного ответа глаз и молча злился. Впрочем, на подобного рода сложности бывшая ученица Талеи старалась не обращать ровным счетом никакого внимания. Ей оставалось лишь переговорить без лишних ушей с Виллом и Ларэйн и сделать первый ход в партии за их общее будущее. К сожалению, пока что оно выглядело чересчур безрадостным и беспросветным.

Эльфийский ведьмак и его невеста молча выслушали феечку, переглянулись и одновременно подумали: «Какое счастье, что Фырк откопал тот фолиант так вовремя, и у Элиары так ничего путевого и не вышло! На счет того, чтобы пристроить Лаэля, никому и в голову не пришло. Только Лире Алый закат».  

Главный Библиотекарь «Тартарийской Академии Колдовства и Ритуалов» задумчиво проронила:

– Идея хороша, надеюсь, что его суженая уже не связала себя брачными узами.

– Он – сид. В данном случае это будет не более чем досадная помеха. На подобные условности в роду Ясеня немногие обращают внимание, – Вилл прикрыл серые, ставшие бездонными глаза, выпуская свой дар на волю в полную силу.

Томительные полчаса изрядно помотали ставшим подругами дамам и без того изрядно потрепанные нервы. Ларэйн, прекрасно понимая, что беспокоить сейчас ее жениха слишком неразумно, предложила гостье кофе и, вздохнув, посетовала:

– В нашем учебном заведении давно пора навести порядок. Преподаватели и слуги сами зачастую подают студентам не лучшие примеры поведения. Взять тех же Каора и Элиару.

– Эту светлую идею мне подсказал Горах, – молодая женщина ласково погладила живого каменного паучка по полированной спинке и услышала довольный вздох.

– А для чего еще нужен Компаньон? Мы должны быть всегда готовы прийти друг другу на помощь сразу, как только возникнет нужда в дельном совете.

– Мне крупно повезло, что Каор сделал такой неожиданный дар.

– Не только тебе, – камнор мерзко захихикал. – Многим в этой Академии не помешает добавить капельку ума. Этим мы и займемся сразу же, как решим вопрос с безголовым Лаэлем.

– Сомневаюсь, что на этом поприще нас ждут большие победы! Скорее Ардору придется набрать новых преподавателей и слуг. Заменив тех из них, для кого склоки и интриги важнее престижного места и высокой зарплаты, – ставший бездонным взгляд банши говорил без слов, что она пророчествует. 

Смотреть на цветочную феечку, в ужасе сжавшуюся в один несчастный комочек, Фырк не смог. Он по собственному желанию частенько присматривал за спутницей ректора, поэтому прижался мордочкой к щеке Лиры, что-то очень ласково бормоча.

В первый раз в жизни все видели такое сильное изумление и на лице обычно невозмутимого Вилла:

– Никогда бы в жизни не подумал, что мне будет искренне жаль Лаэля.

Ларэйн лишь философски проронила:

– Денера и этот сид стоят друг друга. Надеюсь, она быстрее Элиары поймет всю глубину незаслуженного счастья. Ведь оно свалится на ее голову точно снег в жаркий июльский полдень.

– Ну, допустим, зелье я им обоим подолью. Только как сделать так, чтобы они встретились. Не менее бедовая дриада была отчислена за неуемную прыть и бесконечные интриги, – Лира в полной задумчивости почесала Фырка между большими ушами, получив в качестве награды довольный вздох.

Крылатый мышонок лизнул жену своего компаньона в щеку, и до нее донеслась самодовольная мысль: «Все просто, пошлите каждому из них записку о том, что у вас есть идея, как насолить ректору и его супруге. Причем при этом так и остаться в тени. Уверяю тебя, примчатся. Как ужаленные осой чуть пониже спины. Оба! Я даже сам отнесу послания каждому из них. Только не знаю, как подлить зелье», – за что и удостоился лакомства в виде засахаренных в меду орехов, от которых всегда был без ума.

– Вилл, мы пригласим твоих сокурсников, чтобы сообщить о нашей помолвке. Сиду в бокал подлить «Благословения Афродиты» так, что никто ничего и не заметит, будет несложно. Только вот Денера пить ничего не станет. Слишком уж она подозрительно относится к такого рода подаркам. 

– Моя бывшая сокурсница любит украшения из зеленоватого янтаря. Она всегда с завистью посматривала на одно мое ожерелье. Почему бы мне не сделать попытку помириться с ней? Пропитать драгоценность отваром будет легко. Не думаю, что она сможет устоять перед таким искушением.

– Идея хороша, Лира, только одна не вздумай туда лезть. Денера обязательно попытается отомстить тебе за то, что ты преуспела там, где она потерпела сокрушительное поражение.

– Не волнуйся, Вилл. Я прекрасно знаю, на что способна моя бывшая сокурсница. Поэтому не дам ей и полшанса напакостить.

Цветочная феечка выудила из сумки два листа дорогой бумаги для письма. Потом она прошептала несколько слов, заставляя возникнуть на серебристой поверхности причудливую вязь слов.

Олав, озорно сверкнув изумрудными глазами, промурлыкал:

– Эта черноволосая дурында давно под меня клинья подбивала. Как я понял, в качестве запасного брачного варианта. Так что могу слегка подыграть этой не в меру наглой дриаде.

Лукаво подмигнув Лире, протянул руку за украшением и отправился к ректору Ардору за разрешением навестить дальнего родственника. Ему молодой лепрекон частенько помогал в кузнице, когда подмастерья не справлялись с заказами. Естественно, древний ламий счел за меньшее зло такой выход из положения, чем позволить старшекурснику натворить дел от безделья.



Наталья Екимова

Отредактировано: 16.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться