Феи удирают в полночь

Размер шрифта: - +

Глава 7.2

Порадовавшись, что выходные уже наступили, ламий проснулся далеко за полдень, когда время обеда давно миновало, а до ужина еще оставалась пара-тройка часов. Разворошенная и порядком измятая постель была пуста. Неугомонная цветочная фея не пожелала посвящать Ардора в собственные дела. Ламий с удивлением понял, что ничуть не обижается и спокойно смирился с текущим положением дел.

«В конце концов, я не умею играть в эти игры, в отличие от Лиры. Может быть, объединив усилия, мы все же сможем осуществить давнюю мечту небожителей: «Тартарийская Академия Колдовства и Ритуалов», не приправленная горьким соусом из несчастных случаев из-за интриг преподавателей, студентов и слуг. Кто знает, от неизвестно когда сложившегося неугомонного трио можно ожидать практически чего угодно», – лениво подумал глава клана Алый закат, но тут он заметил, что Фырк крепко сжимает в лапках сложенный вчетверо листочек дорогой бумаги для письма, благоухающей любимыми духами его супруги.

Развернув послание от рыжеволосой проныры мужчина прочел: «Ард, прости, что не разбудила, но в примечании было написано, что ламийская магия плохо влияет на ритуал «Воздаяние Юноны». Он имеет очень интересные последствия для тех, кто слишком уж любит устраивать свою счастливую жизнь за счет чужих страданий. Уверена, что очень скоро подобные Каору преподаватели и слуги будут вынуждены уступить свои тепленькие местечки более достойными кандидатам. Пожалуйста, займись другими делами и не вмешивайся. Именно тогда мы сможем, не обидев никого, избавиться от тех из твоих подчиненных, которые слишком часто мутят воду. Прошу тебя лишь об одном, назначь преподавателем по «Предсказаниям» магианну Ларэйн вместо Элиары Алый закат. Переговори с Жандором, чтобы он взял под свою ответственность дисциплину «Проклятья, методы их наложения и снятия». Остальное предоставь нам. Уверяю тебя, любимый, что результаты тебя не разочаруют. Правда, боюсь, что до вечера воскресенья мы трое будем слишком заняты, чтобы отвлекаться на личную жизнь. Все домашние задания я сделала рано утром, так что не беспокойся, что я упустила их из вида. Целую, твоя Лира».

Философски рассудив, что спорить с банши и феей себе выйдет слишком дорого, подготовил документы о назначении двух новых преподавателей. После чего отправился в собственную колдовскую лабораторию, чтобы продолжить изыскания, которые и так откладывал преступно долго. В тиши полутемной комнаты, среди колб, пробирок и древних фолиантов, Ардор чувствовал себя гораздо уютнее, чем в ректорском кабинете или во время лекции в аудитории. Оставалось лишь молиться небожителям, чтобы ушлая троица не натворила ничего такого, за что отвечать пред Отцом и Матерью Богов придется уже лично ему.

Лира и Ларэйн деловито чертили на полу мастерской банши причудливые руны, пока Вилл расставлял охранные напольные амулеты из чистейшего серебра и ставил защитные щиты, пользуясь исключительно живой магией леса. В центре сложного рисунка лежала циновка, сплетенная из пшеничной соломы, на нее эльф поставил нефритовую чашу, до краев наполненную водой из Лунного Источника, расположенного в самом центре Великих Лесов богини Дану.

Молодой человек утер рукавом шелковой туники капельки пота, которые от усердия выступили на высоком лбу. Он прекрасно понимал, что воскресным вечером они будут несказанно рады, когда уставшие от трудов доберутся до собственных постелей. Ритуал гарантировал максимально возможные результаты, но при этом требовалось довольно много усилий. Правда, такая расточительность была совершенно оправдана.

Цветочная фея стала обходить пентаграмму по ходу движения солнца, банши против. При этом обе женщины пели каждая свою часть заклятья, прося помощи и поддержки у Фурий и Парок. Поднявшаяся в душе радость говорила сама за себя, что они все делают правильно. Вилл внимательно вглядывался в водяное зеркало, недвижно покоящееся между лепестков чаши из редчайшего фиолетового с золотистыми искрами нефрита.

Ритуал требовал полной тишины и сосредоточения, поэтому все тонкости и нюансы они обсудили заранее. Сначала надо было сделать так, чтобы нерадивые или слишком любящие деньги и подарки слуги по внешне естественным причинам решили сменить место работы.

Жардор из ламийского клана Безликая полночь, который и помог Элиаре расторгнуть помолвку Лиры и Ардора с помощью проклятия «Кара Вальпургии», оказался первым, кого хитрые чары решили отправить подальше от «Тартарийской Академии Колдовства и Ритуалов». Серые глаза интригана возбужденно сверкали из-под шапки рыжевато-русых волос. Известный на весь Тартар своими злыми проказами кровосос, лучась от самодовольства, читал послание от отца. Ему надлежало вернуться в родные края и стать владельцем небольшого замка в Горах Кошмаров. После долгих раздумий глава клана решил отдать эти угодья ему в знак признательности за давнюю услугу, про которую его племянник уже и думать давно позабыл.

Мужчина быстро написал заявление на увольнение по собственному желанию, собрал и отправил собственные вещи в новую вотчину. Потом он отправился к специальному зачарованному ящику для прошений у дверей кабинета ректора, чтобы избавиться от изрядно надоевших за столетия обязанностей.

  В понедельник изумленный ламий оказался заваленным по самые кончики острых ушей прошениями об освобождении от занимаемых должностей не только слуг, но и большей части преподавателей. Даже бумаги от Каора нашлись среди двух увесистых стопок. Впрочем, проведенный в ночь перед новой рабочей неделей еще один ритуал под названием «Благословение Меркурия» тоже принес свои плоды.



Наталья Екимова

Отредактировано: 16.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться