Фейри с Арбата. Гамбит

Глава 3. Лиля

Свет ударил в глаза. Тонко, на грани слуха, запищал кардиомонитор.

Лиля заморгала, прищурилась — виски сдавило, к горлу подкатила тошнота. Как и в прошлый раз.

Над ней наклонилось белое пятно: куратор, сейчас отлепит датчики и поможет выйти из камеры. Еще про коктейль напомнит.

Ухватилась за поданную руку, сначала села — голова закружилась. Сколько она в этот раз пролежала? Сутки, двое?.. Неважно. Надо вставать. Перекинула ноги через бортик, сползла на пол. Одернула задравшийся халатик.

Над ухом кашлянул куратор, сразу поймал за руку, уколол палец — экспресс-анализ крови. Потом заглянул в глаза, проверил реакцию зрачков, кивнул, что-то записал в планшет.

— Голова не болит? Судорог нет?

Она отрицательно хмыкнула, в горле было сухо и больно, должно быть, лежала не меньше суток.

— Вот и хорошо, вот и ладно. Дотронься указательным пальцем до носа, умница. Теперь другим, ага…

Он снова что-то отметил в планшете и взял Лилю за запястье, считать пульс. А она, наконец, смогла толком сфокусировать зрение и прочитать надпись на бейджике: Дубовицкий Михаил Васильевич. ИЦ «Дорога домой». Потом подняла глаза на самого куратора, блеклого блондина лет сорока с незапоминающимся лицом и удивительно яркими сине-зелеными глазами, в точности того же цвета, что вделанные в изголовье камеры кристаллы — полупрозрачные, крупные, не меньше ладони. Что-то эти кристаллы такое напоминали, где-то она такие уже видела… Нет, не вспомнить, и голова кружится.

Курато все еще считал пульс, сверяясь с часами-луковицей на цепочке: их он носил в кармане темно-малинового жилета, такого же старомодного и уютного, как часы. А белый форменный халат не застегивал, а набрасывал на плечи. Все это вместе почему-то упорно наводило Лилю на мысли о Белом Кролике — хотя ничего от грызуна во внешности Михаила не было.

— Теперь, Лиля, коктейль. — Он улыбнулся, показав ровные белые зубы с крупноватыми клыками. — Сначала кислородный. Не быстрее, чем за три минуты. Потом переоденься, и белковый — десять минут. Пока пьешь, погуляй по центру, в общем зале сегодня турнир.

Ободряюще подмигнул и ушел. Лиля потянулась к столику рядом с камерой. Взяла тот стакан, что поменьше. Потянула коктейль через трубочку — мм, с кленовым сиропом. Вкусно!

Допила, поставила бокал обратно и пошла переодеваться. Халатик повесила в шкаф, натянула джинсы, потом майку, свитер — и нахмурилась. А носки где? Точно же были! В сумке носков не оказалось, в кармане джинсов — тоже. Лиля почесала затылок, подергала себя за косу, пощелкала пальцами — и вытащила скомканные носки из правого сапога. В прошлый раз, кажется, запихивала их в карман куртки. Наверное, надо все-таки привыкнуть класть их в одно место. Застегнула сапоги — опять заело молнию на правом, что ж такое-то — и взялась за второй стакан. Здоровенный, на поллитра. Тоже с трубочкой.

Отпила, поморщилась — белковый коктейль это вам не кленовый сироп! — и вышла из комнаты. Турнир в общем зале — это хорошо, посмотрим, как другие игроки спасают мир от Суши.

 

Большой зал находился за зимним садом, а тот — в конце узкого коридора с шестью дверями, с каждой стороны по три. Комнатки за этими дверями были небольшие и обставлены совершенно одинаково: шкаф для одежды, столик с медоборудованием и камера, похожая на горизонтальный солярий. И попадали в эти комнатки в лучшем случае полсотни человек за год, а хотелось каждому игроку. Еще бы: почти настоящий мир, любимые персонажи, несколько суток игры! Когда выходишь — внимание, расспросы, восторги…

Наверняка ее тоже станут расспрашивать, а рассказать нечего. "Неправда, есть что рассказать!" — самой себе возразила Лиля. Вспомнилась улыбка Эри, неловкий поцелуй, и на сердце потеплело, захотелось радоваться и праздновать невесть что. Вот только никого кроме нее это не касается, и вообще не надо о таком рассказывать. Никому.

Но ведь было же и другое! Ярмарка, принцева погоня... Лилю передернуло. Это интересно, да. Слушать — интересно, а вот когда за тобой так гонятся — совсем не весело. И то, что гонится принц Артур собственной персоной, дела не меняет. Да и, сказать по правде, тот принц совсем не походил на самого себя из игры. Зато капитан стражи, Марк Оквуд — очень даже походил. Даже, было дело, захотелось сказать Эри, что его брат потом, после коронации Артура, станет лордом Оквудом, но как-то показалось некстати.

Так, вся в воспоминаниях и с дурацкой счастливой улыбкой, Лиля вышла в зал. При ее появлении гам притих, добрая половина игроков оторвалась от экранов и обернулась к ней: заветная дверь открывалась редко, и по большей части выпускала сотрудников ИЦ. А от группы «лордов» и «леди» отделился смутно знакомый парень в бархатной бриганте с вышитым гербом и пошел прямиком к Лиле.



Татьяна Богатырева и Евгения Соловьева

Отредактировано: 23.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться