Фейри с Арбата. Гамбит

Глава 9. Сакс

Едва лорд покинул лагерь, к ним с Лиле пришел Охотник, принес красивую кожаную куртку с бляшками, размером на подростка. Или на Лиле. Сакс испугался: куда это он, железо для фейри?! Перехватив его взгляд, Охотник хмыкнул:

— Да не железо это, остынь. Особый сплав, фейри же и придумали. И вообще, спасибо бы сказал. Я, может, еле убедил леди Мейтланд, что эта куртка ее пажу без надобности.

— Она тяжелая, — сморщила нос Лиле, но куртку надела. Значит, правда не железо.

— Ну, извини, — развел руками Охотник. — И не вздумай ее забыть!

Лиле передернула плечами, — мол, ладно, так уж и быть, — и предложила ему кружку отвара. А потом оба, как сели за стол, переглянулись и уставились на Сакса. Через несколько мгновений Киран вздохнул, отодвинул кружки в сторону и выложил на стол кусок кожи.

— Есть ли у тебя план, даже спрашивать не буду. И знаешь ли ты, что такое карта — тоже.

— Знаю, — буркнул Сакс. — Отец показывал.

— А, у тебя ж отец шериф. Интеллектуальная элита. — Снова вздохнул, а Сакс только пожал плечами: он уже привык, что Охотник иногда говорит на каком-то чужом языке. Не луайонском, а совсем чужом. — Лиль, дай уголек.

Угольком он нарисовал несколько линий, потом подумал и пометил одну сторону кожи загогулиной.

— Это север, по-вашему — полночь. Справа — восток, слева — запад. Понятно?

Сакс кивнул. Это тоже объяснял отец: восход, закат, полночь и Хрустальный город на полудне.

А вот дальше началось совсем непонятное. Охотник и Лиле, перебивая друг друга и споря, где лестница вверх, где покои королевы, а где оружейная, разрисовывали кожу. То есть Сакс быстро разобрался, что обозначают линии и крестики: словно разметка для строительства дома, только мелкая. Не карта, что-то другое, на карте должны быть города и реки, а тут был королевский дворец. Вот этого-то Сакс и не понимал. Откуда они знают, где там что? Причем знают так, словно были там не раз и облазили сверху донизу, как родной амбар.

Сакс заикнулся было, спросить, но тут же передумал. Судя по смущению обоих, соврут, а Лиле еще и мучиться будет, для нее врать — что босиком по углям ходить. Просто постарался запомнить расположение комнат и лестниц, а потом — еще и потайного хода, из кладовой на первом этаже до оврага за городской стеной.

— На случай осады, — пояснил Охотник. — Хорошо, что у вас есть амулет. Готов поспорить, что теперь все тайные двери открываются именно им.

— Еще бы знать, в каких покоях обитает принц, — вздохнула Лиле.

— Найдем. — Сакс положил ладонь ей на руку. — С потайным ходом все будет просто. Ты, главное, осторожнее с ворожбой.

За ворожбу он боялся больше всего. И пока дорисовывали карту, и когда Лиле полночи ластилась и никак не хотела спать, и двое суток, что верхом добирались до столицы.

Лошадей оставили на самой окраине города, у одного, как заверил Охотник, надежного человека. Тянучке пришлось строго-настрого приказать слушаться и не пытаться идти за хозяином, а то с упрямицы, пожалуй, и сталось бы.

Надежный человек оказался еще и добрым, позволил им выспаться и разбудил на закате, да еще дал Саксу мех с медовой водой. Там же Лиле оставила свою куртку, убрала волосы на манер служанок и надела старенький передник. Еще повезло, что жил надежный человек неподалеку от оврага, спустились туда — солнце еще не село. А вот в овраге вышла заминка — Лиле почему-то была уверена, что подземный ход прячется под большим камнем, хотя с Саксовой точки зрения, это была самая, что ни есть, глупость. Сами ж говорили, ход — на случай осады! Это значит, враги замок осадят, а королевская семья будет, чтоб уйти, такую каменюку двигать? Но фейри его слушать наотрез отказалась, зачем-то погладила камень ладонью и назвала его другом.

Подождала неизвестно чего, не дождалась и вдруг хлопнула себя по лбу. Ткнула пальцем в скол на камне.

— Эри, посмотри, трещина на глаз не похожа?

— Может и похожа. Думаешь, тут тоже колдовство?

— Думаю, что замок, а у нас — ключ.

Лиле открыла медальон, вытряхнула на ладонь солнце и приложила к камню, к трещине-глазу. Внутри что-то щелкнуло, скрипнуло, и камень отъехал вместе с куском дерна и кустом бузины. Открылся широкий, двое пройдут, ход. Сакс достал заблаговременно припасенный факел и огниво, но Лиле огниво отодвинула и велела:



Татьяна Богатырева и Евгения Соловьева

Отредактировано: 23.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться