Фейри с Арбата. Гамбит

Глава 2. Ильяс

Глава 2. Ильяс

 

В машину ее пришлось запихивать как багаж, ибо недоразумение уснуло на ходу. А подруга ее забралась на переднее сиденье, сбросила радостную улыбку и, назвав адрес, притихла. Умница. И красавица — камера от нее в восторге. И вообще, с ней все было бы куда проще, жаль, не судьба.

Пока выезжали с Арбата на Кутузовский, приглядывались друг к другу.

— Вы извините, — сказала, наконец, умница и красавица. — Мы вам, кажется, съемку испортили. Но это просто время неудачное. Вот с полгода назад мы бы — ух! А сейчас Лилька что-то расклеилась совсем.

— Ничего вы не испортили, — пожал плечами Ильяс и искоса глянул на умницу и красавицу. — Контраст и в самом деле… м… разительный.

Он грустно усмехнулся, вспомнив перемазанное шоколадом солнышко.

Настасья вздохнула и сменила тему:

— А фотографии потом можно будет увидеть?

— Конечно. Мыло дайте, все что годное — скину. Кстати, не будет слишком большой наглостью с моей стороны спросить, где вы поете, кроме Арбата?

— Не будет, — она пожала плечами. — Вообще-то я учусь в консерватории, а пою по вторникам в "Южном ветре", знаете, наверное?

Разговор плавно перетек на обсуждение злачных мест для любителей джаза, потом — на арбатские развлечения квартета, на сам квартет. Настасья охотно рассказывала, видно было — гордится. Так и дорогу скоротали, за беседой. Когда доехали, Ильяс попросил:

— Настя, позвоните мне, если вдруг с Лилей что. Я волнуюсь, знаете.

— Ага, — сказала Настасья. Выбралась из машины и пошла извлекать с заднего сиденья сонную подружку.

 

Честно говоря, на ее звонок Ильяс особенно не рассчитывал. Да и вообще не рассчитывал, известно же, что такое

женская дружба. Поэтому вот уже полтора месяца присматривал за немочью сам — приезжал на Арбат по выходным, наблюдал, но больше не подходил. Чем дольше наблюдал, тем сильнее ему не нравилось то, что он видит: Лиля закуклилась, не видела ничего вокруг и, похоже, не вполне осознавала происходящее. Это несчастное создание не хотелось снимать, и орхидеи ему дарить не хотелось. Только пристрелить из жалости, как чумного щенка.

Как вернуть Лилю в мир живых, Ильяс даже примерно не представлял. Никогда не умел выхаживать щенков — и учиться не хотел.

И только в середине июня позвонила Настасья. Наверное, еле дождалась, пока он возьмет трубку, потому что затараторила почти без пауз:

— Ильяс, здрасьте, это Настасья, вы просили позвонить, если… я вот, звоню.

Поначалу Ильяс подумал, что это скорее повод назначить свидание, чем забота о подруге. Собственно, он был бы всецело за — в других обстоятельствах. Такие, как Настасья, в постели еще лучше, чем в кадре, и никаких тебе обманутых ожиданий, претензий и прочей ерунды.

— Я сейчас вообще-то на работе, — добавила Настасья. — Вы скажите, когда с вами можно будет поговорить? Только мне бы побыстрей...

— Ну, я как раз собирался где-нибудь поужинать, так что давайте прямо в "Южном Ветре". Вы до одиннадцати?

Поел, пока Настасья заканчивала программу. Пожалел, что так и не собрался приехать раньше, ее голос определенно того стоил, да и смотрелась она на сцене великолепно. Ильяс не удержался, отснял несколько кадров.

Настасье удалось его удивить: она и впрямь переживала за подружку. Кто другой мог бы и не заметить, но только не он: у певицы были усталые и озабоченные глаза, а пальцы безостановочно отстукивали по колену какой-то странный рваный ритм.

— Вы понимаете, — начала она напряженно. — Мы все старались что-то сделать, думали — несерьезно, опомнится, это у нас у всех иногда бывает, просто совсем ничего не хочется. Но оно не проходит второй месяц, становится только хуже. А вы… вам, кажется, она не безразлична, я вас видела на Арбате в эти выходные, и в прошлые… вот и позвонила. Может, у вас получится?

— Вы очень наблюдательны, — грустно улыбнулся Ильяс. — Поверьте, я бы с радостью. Но как?! Не тащить же ее на ночные гонки на Воробьевых.

— Как — это как раз понятно, — Настасья прекратила барабанить и подперла кулаком подбородок. — Это не трудно. У Сеньки бы получилось раньше, когда они… Но Лилька как зачастила в этот игровой центр, у них все и закончилось. А то бы отправились куда-нибудь в Суздаль, все бы прошло.



Татьяна Богатырева и Евгения Соловьева

Отредактировано: 23.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться