Фейри с Арбата. Гамбит

Глава 11. Ильяс

— Где ее нашел? — с нездоровым блеском в глазах спросил Вовчик, глядя вслед Лильке. — Идет, как русалочка по ножам! Грация, надлом, чудо! Одолжи, я из нее такую конфетку сделаю!

Ильяс и сам присмотрелся к Лильке: странное дело, никогда не обращал внимания, как она ходит босиком, а тут вдруг… В самом деле, не идет, а течет, словно ручей через острые камни. Красиво. Очень. И жаль ее, откуда в ней надлом? Неправильно это.

— Обойдешься без порнушки с Лилькой, — ответил он. — Знаю я твоих конфеток.

Вовчик пожал плечами, мол, тебе все равно скоро надоест, бросишь, а мы не гордые, мы ее подберем, отряхнем и пустим в дело. Потом. Такая ж модель, чудо!

— Гуталину дать, Отелло? — Вовчик пихнул его в бок. — Не боись, не уведу.

— Еще чего, уведет он. — Ильяс хмыкнул. — Так что там за подарочек, надеюсь, ничего черного?

— На сей раз исключительно светленькое, в твоем вкусе, — заверил Вовчик. — Вадима Элина знаешь? Обещался прийти. Тебя ради. Ну, не вижу энтузиазма!

— Щас прыгать буду, — буркнул Ильяс, выискивая за стеклом Лильку.

Нашел — она устраивалась на диванчике в углу. И тут раздался звонок в дверь. Вовчик разулыбался, как пьяный Дед Мороз на детском утреннике.

— Спорим, по твою душу?

Спорить Ильяс не хотел, и так было ясно — явился мистер Твистер. Позже всех, по-королевски. Не мог владелец заводов, газет, пароходов прийти на полчаса попозже? Оставлять сейчас Лильку одну — погано. Съедят же, и колючками не подавятся.

Сунув Вовчику коньяк и бросив «поздравляю», мистер Твистер попросил провести их в кабинет и оставить одних, там прошелся из угла в угол и уставился на Ильяса в упор.

— Не люблю долгие разговоры. О вас слышал, видел работы. Впечатлен. Хотите персональную выставку?

— Разумеется. Но не любой ценой.

Мистер Твистер прищурился.

— Вот как. И что же для вас неприемлемо?

— Я бы предпочел сначала узнать, что хотите вы.

— Не тревожьтесь, разумеется, ничего незаконного. — Он усмехнулся. — Мой интерес — реклама. Заниматься выставкой будут профессионалы, за мной только финансы. И согласование темы.

Обтекаемость мистера Твистера была неприятна. Ничего незаконного? Как будто самые большие подлости делаются не законопослушными гражданами с чистенькими руками.

— Прошу прощения, но реклама чего? Не все мои работы могут способствовать успешным продажам пива или избранию господина Жириновского президентом.

— Строительная компания «Хрустальный город».

Название казалось смутно знакомым, но не в связи со скандалами, так что Ильяс согласился. Без особых расшаркиваний, да и вообще ему Элин не нравится. Что-то в нем было чуждое, холодное. И про Лильку ему говорить не хотелось, словно владельцу газет-пароходов может быть какое-то дело до непрофессиональной модели. Но раз уж мистер Твистер изволил спросить, пришлось.

— Тема — Тишина. Лилия Тишина. Думаю, к концу сентября материал будет готов.

Владелец пароходов посмотрел на него как-то странно и спросил:

— Ваша модель здесь? Хочу на нее взглянуть. — Усмехнулся и добавил: — На нее одну, без вас, Илья Сергеевич. Завтра мой секретарь с вами свяжется, обговорите детали.

И, не прощаясь, ушел к тусняку. А Вовчик, подслушивавший под дверью, зашел, не выждав для приличия и минуты.

— Ну? — перегородил плечами дверь, вихры дыбом, на щеке помада, в глазах детское любопытство. — Колись, мне ж интересно!

— Мне тоже интересно, Вовчик, откуда у тебя такие знакомые?

— Откуда-откуда. Снимал я для его компании. Нормальный мужик.

— Для «Хрустального города» снимал? Название это, черт… — Ильяс подергал себя за бороду. — Ладно. Это уже паранойя.

— С острого недотраху, ага, — ухмыльнулся Вовчик.



Татьяна Богатырева и Евгения Соловьева

Отредактировано: 23.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться