Феникс Его Высочества

Размер шрифта: - +

Глава 5

Михей вернул меня на Тифон невредимую и радостную. Поборов страх, я возродилась. Восстала из пепла прошлого. И приготовилась к новым испытаниям и победам.

Пошептавшись с десяток минут с пилотом, Медведь поздравил меня с возвращением. Стиснул мою ладонь лапищами и энергично потряс.

— Добро пожаловать обратно, дочка. Всегда верил, что ты достаточно сильна.

Никогда прежде он не называл меня так. Расчувствовалась.

— Для чего? — гнусаво переспросила, усилием воли удерживая подрагивающую нижнюю губу.

Медведь испытующе взглянул из-под мохнатых бровей.

— Прости за эту проверку.

Высвободила руку из стального захвата бати и отвернулась.

— Заслужила наказание.

Медведь гулко вздохнул и пробасил:

— Пойми, без этой вынужденной меры я не мог продолжить твою подготовку. Не мог предложить тебя клиентам.

Вскинула голову и гневно вспыхнула:

— Ты предвидел смерть Малыша?..

Нет, я верила, что батя великий стратег. Но не настолько же!

— Гибель одного «птенца» стала поводом взрастить другого, — сдавленно пробормотал Медведь. — Мне в любом случае пришлось бы устроить тебе контрольный тест.

Кивнула, соглашаясь. Телохранитель, дрожащий от собственной тени, не станет достойным выпускником. А авторитет Медведя подорвет. Еще как!

— Можно теперь вернуться к ребятам? — тихо спросила я.

Медведь обнял за плечи и потянул в сторону санитарного отделения.

— Придется еще потерпеть. Медики осмотрят тебя и введут поддерживающие инъекции: две планеты подряд — это не шутки.

На деле все оказалось не так просто, как заявил батя. Порцию детоксина, глюкозы и витаминов я получила. Но вместе с дотошным старикашкой-психотерапевтом. Въедливым, как ржавчина. Элитчики так его и прозвали — Ферруго. Всегда бледный, с россыпью старческих пятен по лицу и шее, он, и правда, сильно походил на проржавевший лист железа.

Исчеркав блокнот заметками, медик присоединил ко мне полиграф. Эмпат Ферруго любил этот древний прибор за эффективность. Двойная доза промывки мозгов оказалась испытанием покрепче высадки на Гранит. Но и ее я перенесла достойно.

К себе в блок вернулась, пошатываясь от усталости. И тут же завалилась на койку. Блаженно прикрыла глаза. Привычный гомон ребят казался сладкой музыкой после часового гундежа Ферруго.

Напарники в очередной раз спорили, кто займется стиркой формы. Я натянула одеяло до подбородка и вполне успешно прикинулась мертвой. Но меня и не пытались привлечь к общественному труду. Зато втроем наседали на одного неудачника. Вот его непривычный голос и сбил меня с толку.

— Амон?.. — аж подпрыгнула, узнав. — Ты тут чего забыл?

Блондин зыркнул на меня, как на червя с Лирины, схватил кучу шмотья и ринулся в помывочную.

— А он теперь с нами, — хохотнул Бобер. — Уронил его Медведь с орбиты славы.

— За что?.. — едва слышно пробормотала я.

Дылда присел рядом и заговорщически склонился к моему уху.

— Амон пожертвовал «хозяином» ради спасения. Медведь не прощает подобных выходок. Даже спасение пятерки не сошло за оправдание.

Я неверяще округлила глаза и уставилась на приятеля.

— Из элиты Амона перебросили к нам? А ведь его должны были предложить покупателям…

Бобер, обычно хамоватый и едкий, тоже выглядел растерянным. Он подтащил табурет к моей койке и присоединился к обсуждению.

— Вместо него на торги отправился Чистюля. Наш парень спас «куколку» и доказал право быть телохранителем. Не купят сегодня — отправился в пятерку к элитчикам. О, как!

Только тогда заметила, что командира пятерки нет в блоке. Но радость за Чистюлю сменилась беспокойством за Амона.

— Он же спасал товарищей…

Бобер хмыкнул и покосился на помывочную: за закрытой дверью бывший элитчик вымещал обиду на постирушках. Громыхание тазов и громкий плеск воды сообщал, что форма будет сиять чистотой. При условии, что не застирается до дыр.

— Ты ж, вон, за Малыша вступилась, — возразил Дылда. — И что получила?

Закусила губу и мрачно кивнула. Потом подумала и призналась:

— Я рада, что побывала на Граните. Задание помогло примириться с прошлым.

— Первая отличная новость за сегодня! — объявил Дылда и хлопнул меня по плечу.

Потерла ушибленное место и притворно пожаловалась:

— Не думала, что вы за меня переживаете…

Парни переглянулись и дружно заржали.



Соловьева Елена

Отредактировано: 16.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться