Феникс и змей

Font size: - +

глава 3

Халис Ла Лейла впервые за четыре года смотрел на небо над собой и на мир перед собой - и видел сияние дня. Этот унылый, серенький рассвет горел для него сейчас ярче всех прежних рассветов в жизни. Это низкое провисшее небо без капли синевы было прекрасно, и раскисшая дорога, полная жидкой глины была прекрасна, а особо прекрасны были уши трофейного скакуна, его крутая шея, ладная сухая головка и небогатая грива. Халис не мог сдержать улыбки, запрокидывал лицо, щурился от мелкой мороси и счастливо вздыхал.

Сутки назад, почти в это самое время, он лежал на ледяных камнях, стремительно теряя кровь и тепло, и желал только, чтобы все быстрее прекратилось, и его забрал, наконец, раджим.

Но вместо нечистого с рогами и вилами, которого он заслуживал, за ним прилетела огненная птица - та самая, из прошлой жизни, некогда укравшая его надежду.

Птица прилетела и вернула - и жизнь, и надежду, и себя самое.

Халис знал, что юный спутник за его спиной совсем не разделяет радужного настроения, горюет о погибшем приятеле и грызет себя мнимой или не мнимой виной. Халис не особо ему сочувствовал, по правде говоря. Но держал свое мнение при себе, уважая чужое право на муки совести. Если огнекрылому охота страдать и перебирать уже отыгранные фишки, вертя и перекладывая их так и эдак - то пусть перебирает, время есть. Может, ему полегчает от этого.

Село, которое они покинули, не было пустым. Анжи растолкал Халиса едва небо посветлело - он унюхал запах дыма. Они некоторое время наблюдали в щели сарая, как бродят по единственной улице редкие серые фигуры - ни детей, ни собак, ни какой-либо скотины на глаза не попадалось. Снаружи было тихо-тихо, только шумел ветер в голых ветвях и шуршал неостановимый дождь.

Халис с Анжи поспорили - Анжи хотел выйти и спросить дорогу, чтобы хотя бы примерно сориентироваться, куда их занесло, Халис же утверждал, что рано или поздно амир Геслат вышлет погоню, и неразумно облегчать охотникам задачу, наследив так близко от Мансуэта. И что погоня эта будет скорее рано чем поздно - Ла Лейла, несомненно, имеют своего агента в войске Геслата, и     то, что вчерашний сотник не знал агента в лицо - огромное халисово везение.

Халис не стал уточнять, что семью он обидел дважды, а если считать их с Руфидом побег четыре года назад - то трижды. Ему и одного раза не простили, что уж говорить об остальных недостойных поступках, тут кинжалом в печенку не отделаешься...

Но незачем раньше времени пугать мальчишку, он и так замученный.

Чтобы не наследить, надо бросить лошадь, ответил Анжи, бросить и идти в Орнаду пешком по каменистым холмам, в стороне от дорог, да еще ночами. Это будет долго и медленно, и не так уж безопасно. И не лучше ли просто попытаться отъехать как можно быстрее вглубь страны, опережая преследователей. Кроме того, добавил он мрачно, только дурак не сообразит, что триор поедет искать помощи в Орнаде, в самом ближнем к Лагерне командорстве.

- Мы с Кристелем собирались в Орнаду, у меня даже письмо было от монсэра к командору Гаудерику, только оно вместе с сумкой и другими документами в сан Думенже осталось. Пойдем, нас все равно заметят на дороге, если не сейчас, так через час.

Тут огнекрылый был прав, конечно.

 

 

В итоге они узнали где находятся и в какую сторону ехать, но еды купить не удалось - геслатовы фуражиры действительно вычистили тут все, коров и овец угнали, а свиней и собак зарубили и заставили сжечь. Если у крестьян где-то что-то и было припрятано, то делиться продуктами, даже за деньги, он не пожелали. Не будь рядом Анжи, Халис, конечно, поговорил бы с ними по-другому, но от мальчишки даже на шаг отойти невозможно, а огорчать его не хотелось. Анжи не Ла Лейла, слава идолам. Он ангел, птица огненная, как можно огорчать!

Они миновали еще несколько разоренных сел, и ближе к полудню нагнали толпу крестьян с детьми, женщинами и даже с парой коз. Завидев фесского всадника на легконогом скакуне, женщины завизжали, толпа прыснула в стороны, побросав пожитки, и, хоть Анжи и кричал из-за спины, что, мол, они друзья и христиане, Халис не стал дожидаться камня в голову и послал коня галопом.

Потом они пересекли по широкому, но неухоженному деревянному мосту безымянную речушку, и в распадке между холмами увидели большое село, почти городок, окруженный глиняным валом, с несколькими каменными зданиями и парой беленых церквей. У ворот их уже дожидалась четверка вооруженных простецов - должно быть, издалека углядели.

- Да благословит вас Господь, братья! - высунулся из-за плеча Анжи, - Мы мирные путешественники, я - триор, брат Анжи, а это - мой друг и подопечный, пожелавший принять крещение, кое будет над ним совершено, как только мы найдем священника. Покорнейше просим пропустить нас в ваш город, надолго мы не задержимся, даже на ночь не останемся.

- Тебя, святой брат, мы пропустим, - сказал старший из охранников, здоровенный бритый мужик с висячими усами, в кузнечном фартуке и с молотом в руках, - а эта твоя нелюдь черномазая пусть снаружи подождет. Вооон туда пусть на взгорочек выйдет и подождет, чтоб мы его видели.

Халис услышал, как мальчишка перевел дыхание. Похоже, разволновался он не на шутку.

- Друзья, - Анжи протянул к людям свободную руку, вторая крепко вцепилась в халисов пояс, - добрые мои друзья, нам необходимо посетить священника, и поэтому прошу пропустить нас в город обоих. Если вы настаиваете, мой друг привяжет свое оружие к ножнам…

- … и даст в залог каждому из вас, уважаемые, по серебряной монете, - подхватил Халис.

На том и договорились. Халис крепко опасался, что у него потребуют сдать саиф, и совершенно не был готов лишиться оружия. Но Анжи на глазах у мужиков просто прикрутил кожаным ремешком эфес к ножнам, и это глупцов успокоило. Ну-ну.

В городке о фесситах были только наслышаны, но этого оказалось достаточно - встречные шарахались, крестились и плевали вслед. Когда откуда-то из-за забора полетели комья грязи, испачкав обоих всадников и напугав лошадь, Анжи придвинулся ближе и обнял Халиса за плечи, закрывая его своим бурым, меченым триорским трилистником плащом - жест трогательный, но бесполезный.



Forvalaka

Edited: 17.09.2017

Add to Library


Complain