Феникс обретает крылья

Размер шрифта: - +

Родственники и прочие доброжелатели. О жизни (притворщик)

 

 

 

Идти пришлось долго. У Тэдэра вообще сложилось впечатление, что переговорщик пытается путать следы, проверяет нет ли хвоста и всячески потворствует своей паранойе. Разговаривать Лис не хотел, попросту игнорировал вопросы. И очень скоро Тэдэру начало казаться, что его, как наивного ягненка, ведут на заклание. Наверное, паранойя заразна. Или жажда деятельности проснулась и пытается подкинуть очередную дурацкую идею — стукнуть проводника по голове, затащить в темный переулок и хорошенько допросить. Пришлось как-то себя отвлекать.

Сначала Тэдэр рассматривал дома, мимо которых шел. Довольно унылые дома, однообразные, приземистые и серые. Их даже яркие клумбы и фигурно стриженые кусты не спасали. Просто растения были отдельно, а дома отдельно. Словно тут когда-то военные действия велись. Жители старались поменьше привлекать к себе внимание, перестали красить стены, сменили красную черепицу и белый пластик на какое-то непонятное, похожее на обшивку корабля покрытие. И страх перед возможностью чем-то выделиться до сих пор в этих жителях крепок и упорен, несмотря на то, что от войны их отделяет несколько поколений.

Дома усугубляли и без того паршивое настроение, навевали нехорошие мысли. Пришлось смотреть себе под ноги, на пыльный тротуар, переводить взгляд на прямую спину переговорщика и шагать.

Если подумать, кому может понадобиться заключенный на поруках? Ангелам и их приближенным он и так принадлежит с потрохами. Семья пока наблюдает, да и не стали бы они заниматься похищениями, бессмысленно оно. Нужно просто отвлечься и не позволить чужой паранойе закрепиться и разрастись.

Отвлечься.

Тэдэр огляделся, пытаясь высмотреть тех, кто за ним наблюдает. Убедился, что никому до него нет дела. Глубоко вдохнул, зажмурился и резко открыл глаза, чтобы увидеть перед собой вместо высокого худого блондина косматое золотое облако. От удивления споткнулся и чуть не упал на ровном месте. То ли умение видеть чудит, то ли он чего-то недопонимает.

Присмотревшись Тэдэр все-таки рассмотрел человеческую фигуру в этом облаке. Фигуру очерченную тонкими, ломкими черными линиями. Нашел почему-то желтую, почти сливающуюся цветом с облаком, пружину воли, такую же прочную как у Малика Тоэдо. Непонятное серебристое сияние над головой…

Вообще, насколько Тэдэр понимал, параноики должны выглядеть не так. Это облако буквально вопит, что Даниил Лис несерьезно относится к жизни, с юмором относится к окружающим и готов им простить практически что угодно. Да и к самому себе относится не шибко серьезно.

Внешнее совершенно не соответствует внутреннему содержанию. Великий притворщик, чтоб его.

— Пришли, — сказал Лис.

Облако колыхнулось и засветилось ярче. Наверняка задумал какую-то пакость.

— Куда пришли? — спросил Тэдэр, опять крепко зажмурившись и тряхнув головой. Почему-то в последнее время смотреть на мир глазами видящего легче, чем глазами просто человека. К чему бы оно? С одной стороны, конечно, хорошо. Но с другой… Вместо обычных человеческих лиц натыкаться взглядом на ледяные маски, клоунскую раскраску или смазанное серое пятно? Лучше просто смотреть.

Оказывается, сразу понимать, что из себя представляет тот или иной человек вовсе не хорошо. Обманываться приятнее.

— Куда, куда… — проворчал переговорщик, толкая низенькую калитку. — Куда шли, туда и пришли.

— Ага, — сказал Тэдэр.

Пришли они к еще одному серому дому, окруженному небольшим яблоневым садом. Яблони росли везде. Прижимались к забору отгораживающему территорию хозяев от соседской. Склонялись над неширокой дорожкой, ведущей к дому, словно предлагали сорвать желто-красный полосатый плод, освободить ветку от тяжести. Возвышались над цветущими белым кустарниками. Одна даже нахально положила тяжелые ветви на крышу.

— А почему мы шли пешком? — зачем-то спросил Тэдэр. Идти было, конечно, недалеко, но обычно люди, желающие сэкономить время, пользуются каким-нибудь транспортным средством.

— Традиции, — улыбнулся Лис. Насмешливо так и самодовольно. — На этой планете почему-то считается, что пешком можно только бесцельно гулять. А если тебя ждет важная встреча, то нужен соответствующий антураж.

Тэдэр хихикнул.

Странные люди. Неужели их так легко обмануть?

— Люди любят обманываться, — подмигнул переговорщик. Словно прочитал мысли. И те, размышления об умении видящего. И эти, о традициях. — Идем, мы же вроде пришли в гости. А приличные гости во дворе не мнутся, привлекая внимание любопытных соседей.

За дверью дома оказался длинный неширокий коридор с узким высоким окном в конце. По стенам, без всякого порядка, развешаны полки с вазами, фарфоровыми фигурками и моделями солнечных систем. Двери, ведущие в комнаты, среди этих полок терялись. Наверное, поэтому около той, за которой ждали гостей, стояла пустая бутылка от вина.

— Тайная сходка заговорщиков, — пробормотал Тэдэр.

— Почти.

Почему-то заходить в комнату с заговорщиками было страшно. Даже не так. Неприятно. Неправильно. Словно, стоит туда войти и все, мир опять изменится и вернуть с таким трудом полученное почти спокойствие, почти равновесие и почти удовольствие от жизни будет невозможно.



Таня Гуркало

Отредактировано: 17.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться