Феникс обретает крылья

Размер шрифта: - +

Родственники и прочие доброжелатели. О жизни (ветрогоны)

 

 

 

 

Погода на улице поменяться не успела, да и сама улица производила все то же забавное впечатление — военная форма украшенная рюшечками. Тэдэр шел, оглядывался и почему-то не задумался о том, куда на этот раз ведет его переговорщик. Хотя то, что не домой, было понятно сразу.

Потом серые дома сменились стеклянными свечами. Кажется, именно в таких принято обустраивать нечто вроде представительства у местных достойных, близких к правительству, представителей старых семей и прочих желающих продемонстрировать свой статус. До сих пор Тэдэру не случалось забредать в эту часть города. Поэтому он с любопытством оглядывался, самому себе напоминая туриста.

Лис шагал вперед уверенно, обстановкой не интересовался, казалось, даже не замечал людей торопливо перед ним расступавшихся.

Тэдэру хотелось ему завидовать. Ему и Малику. Наверное, стальную пружину воли не умеющие видеть тоже как-то ощущают и не стремятся становиться у таких людей на пути.

Десантник, перед которым разбегаются противники должно быть выглядел забавно.

— Куда мы идем? — наконец спросил начинающий турист, когда стеклянные свечи начали надоедать своим однообразием.

— Тебе нужно развеяться, — сказал Лис.

Серьезно так сказал. Сразу захотелось с ним поспорить.

— Развеяться? — переспросил Тэдэр.

— Да.

— Как развеяться?

— Увидишь.

Улыбка у переговорщика была загадочная и не предвещавшая ничего хорошего. У Яцуоми частенько такая бывает.

— А если я не хочу развеиваться? — с сомнением спросил Тэдэр. Он честно не знал, хочет или нет. С одной стороны — начинающие психологини никуда ведь не делись, а вид у него наверняка пришибленный. Обязательно прицепятся. С другой — Тэдэр подозревал, что Даниил приготовил для него какую-то презабавную шуточку. Презабавную для самого Лиса. Тэдэру оно скорее всего не понравится. С третьей — а куда идти? Яцуоми и Таран вьют свое гнездышко и вряд ли обрадуются гостям. Роман куда-то пропал на два дня. Новообретенные родственники вообще не вариант. Ну их.

Может, стоило обзавестись друзьями?

Даниил полюбовался его задумчивой физиономией, хмыкнул и выдал привычное:

— Тебе понравится.

— Точно у одного учителя с Яцуоми учился, — пробормотал Тэдэр.

И как оказалось — не ошибся.

Впрочем, Даниил Лис тоже был прав. Тэдэру понравилось. С первого взгляда. Еще в тот самый миг, когда он увидел голограмму на всю стену изображавшую мчавшихся куда-то на непонятном транспорте людей.

Оказывается, в стеклянных свечах бывают представительства не только сильных мира сего. Тут можно найти что угодно. Даже музей-офис полуподпольных гонок, признанных еще три сотни лет назад излишне травмоопасными, но так и не утратившими с тех пор ни своей популярности, ни зрелищности. Это если верить Лису. Небольшую лекцию об истории этих гонок он провел пока шли по длиннющему коридору и петляли между экспонатами, некоторые из которых удивительно напоминали груды металлолома. Тэдэр его слушал, любовался и хмыкал, демонстрируя заинтересованность.

А потом Лис остановился, выдал широченную улыбку и развернул экскурсанта к невысокому кряжистому мужику в сером комбинезоне.

— Рив, я тебе пилота нашел! — заорал вместо приветствия Даниил.

Мужчина, что-то высматривавший через окно медленно обернулся. Кивнул переговорщику, осмотрел Тэдэра с ног до головы, улыбнулся не разжимая губ и покачал головой.

— Новичок!

Слово прозвучало как ругательство.

— Талантливый новичок. Мне Ромка показывал его результаты на тестере — гораздо выше среднего. И это со всеми нагрузками…

— Плевать на нагрузки. Вид у него неуверенный.

— Ну, учитывая, что он ветрогоны вживую вообще ни разу не видел, хороший у него вид. Заинтересованный…

— Ни разу не видел, — ядовито произнес Рив. — Ну, пускай посмотрит, может сам сбежит.

И куда-то пошел, покачивая головой.

— Подумать только, они мне уже приводят даже не новичков. Этот вообще ничерта не умеет. И все туда же. Талант. Будущая звезда. А потом вези этих звезд в больницу и думай как объяснить их травмы…

Бурчал мужик долго. Петлял по узким, плохо освещенным коридорам, напоминавшим лабиринт. Но в итоге вывел в еще одно большое помещение, в центре которого аккуратным рядом висели в метре над полом те самые непонятные транспортные средства, на которых, то ли ехали, то ли летели люди на голограмме.

— Ветрогоны, — сказал Рив. — Старые, правда. Самый новый почти пятьдесят лет назад летал в последний раз. Зато история у них о-го-го. Любой из них может похвастаться, что его наездник был чемпионом и легендой. «Синий бес» даже тремя. Он братьям Товаго принадлежал, а они люди были занятые и участвовали в гонках по очереди.



Таня Гуркало

Отредактировано: 17.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться