Феникс обретает крылья

То, что следует понять (действия)

 

 

 

 

 

Бар был то ли третий, то ли четвертый. Тэдэр никак не мог это вспомнить, хотя это было важно. Вспомнив, он бы наверняка разобрался в том, сколько и чего успел выпить.

Настроение было бодрое и игривое, как у щенка, гоняющегося за бабочками. Правильное настроение, именно в таком следует ловить чужие эмоции и примерять их на себя. Просто главное — не увлекаться. А Тэдэр увлекся, отлично это понимал, но останавливаться не хотел. Боялся, что если сейчас остановится, не дойдет до чего-то мелькавшего на самом краешке бокового зрения, то потом его поймать уже не сможет. И что-то опять не поймет.

А может, он просто себя так оправдывал, потому что сейчас было хорошо и весело и это состояние хотелось продлить.

А может, это вообще было влияние алкоголя. И чтобы исключить это вариант, следовало понять, который по счету бар.

— Интересно, где был тот здоровяк? — спросил Тэдэр, глядя на портрет какого-то безумного типа с зелеными волосами и акустической гитарой, которую он держал так, словно собирался обрушить ее на чью-то голову.

Сидевшая под боком у Тэдэра девушка загадочно хихикнула. Откуда она взялась и как долго сидит на диванчике, парень тоже не помнил, да и не хотел вспоминать. Здоровяк, в любом случае, был интересней. Огромный и неуклюжий с виду, он шел легко-легко, словно был невесом. И он улыбался, светло и мечтательно. А вокруг него вилась кошкой музыка. Благодаря этому здоровяку Тэдэр узнал, что на этой планете тоже существуют музыкальные бары. Просто они почему-то называются клубами. А еще музыканты и слушатели здесь заходят через разные двери.

И Тэдэр зашел послушать, просто потому, что хотелось.

До этого он так же спокойно сел на ограждение клумбы с розами и наблюдал за жонглирующими огнем подростками. И ловил их увлеченность и азарт.

А еще раньше чуть не влез в чужую драку, потому что там была ярость и почему-то веселость.

А здесь музыка. Прекрасно же.

— Ладно, — сказал Тэдэр, так и не вычислив, сколько было баров. Потому что в одном точно был большой голографический аквариум с рыбками и русалками. А два или три остальных почему-то не озаботились оригинальностью.

Напиток, попробовать который посоветовала хихикающая под боком девушка, назывался искра. И он действительно был очень хорош под музыку, которую играли на сцене четверо парней, старавшихся казаться близнецами. Они одинаково постриглись, одинаково оделись, у них даже лица были похожы. Но они все равно были разные.

Один беспокоился о чем-то постороннем, возможно даже о том, заплатят им в этот раз или вышвырнут, заявив, что за такую игру это они должны посетителям клуба доплачивать. И это ему мешало. Он то сбивался с ритма, то недотягивал ноты.

Второй был разочаровавшийся и равнодушный. Ему надоела охота за славой и признанием. Он просто не хотел подвести друзей, вот и играл.

Третий верил, что вот-вот оно произойдет. То самое чудо, которое превратит их из любителей в профессионалов. И он старался. Слишком сильно. Тэдэр вообще считал, что с таким настроением играть не стоит. Потому что музыку тоже следует любить, а не снисходить к ней, жаждая славы и денег.

А вот четвертый был правильный. И компанию не забросали остатками еды и стульями только благодаря ему. Он просто играл и наслаждался этим.

Тэдэр допил напиток. Хихикнул вместе с девушкой, а потом выставил перед собой руку и стал ловить музыку, которая падала на ладонь колючими холодными снежинками, а потом превращалась в муравьев и шустро забиралась под рукав, спеша добежать до загривка, где собиралась в холодные капли и текла по позвоночнику. Ощущение было странное и казалось, что еще немного, и начнут расти крылья.

И Тэдэру хотелось отобрать гитару у третьего, чтобы не вносил диссонанс в эту музыку своей старательностью.

Правда, он был уверен, что играть будет не лучше. Потому что будет фальшивить. Да и эту музыку он не знает.

Но хотелось.

— Достал, — сказал Тэдэр и встал на ноги, еще не зная, что будет делать.

Стол мешался под ногами и его пришлось оттолкнуть.

И к сцене Тэдэр шел долго-долго. Наверное, потому, что на руке висела девушка, а дорогу все время кто-то заступал и их приходилось ронять на пол. Зато речь о правильных музыкантах получилась настолько прочувствованной, что кто-то даже аплодировать начал.

А потом Тэдэр пообещал показать, как надо играть. И зачем-то ловил настроение правильного музыканта, бормоча, что надо настроиться. Правда, сыграл он в итоге что-то или нет, Тэдэр уже не помнил. Зато воспоминания о том, что хотел почувствовать себя ветрогоном, почему-то никуда не делись.

— Потолок, — задумчиво сказал Тэдэр, когда проснулся в незнакомом месте и в незнакомой компании.

Разбудил его звенящий надоедливым комаром передатчик, валявшийся где-то на полу. Звон слышал только Тэдэр, потому что именно на него эта пакость была настрона, но это утешало слабо. Голова болела и без передатчика, и спать дальше было совершенно невозможно.



Таня Гуркало

Отредактировано: 17.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться