Феникс обретает крылья

Размер шрифта: - +

Игра на жизнь. По местам былой славы (гениальный план)

 

 

 

 

 

Наверное, это было уже раздвоение личности или что-то около того.

Один Тэдэр сначала по-идиотски улыбался, рассказывал о дальнейших планах и красоте музыки.

У второго в это время подрагивали пальцы от желания треснуть очередного репортера по голове очередной же летучей штуковиной, на этот раз мископодобной, довольно большой, но упорно лезущей в лицо.

Потом первый трагично заламывал брови, крепко сжимал губы, старательно выдавливал печальную улыбку и не шибко уверенно, словно сомневался, что это следует делать, рассказывал о том, как был подобран еле живым в наполненной водой яме. И что именно ледяная вода, вероятно, помогла выжить, она немного замедлила процессы в теле. И что подобрали вечные странники, которые узнали в нем своего сородича. И да, наверное, они умеют читать гены, ну или своих ощущают…

Второй Тэдэр в это время корчился от смеха и мысленно желал репортеру провалиться. Всем от этого станет только лучше. Потому что репортер был мерзким человечком. Его переполняли самолюбие и зависть. И воскресшую легенду он на самом деле презирал и считал недостойным разговора с собой. Но начальство приказало, куда уж тут денешься?

Ушел репортер довольным собой и миром. Он был уверен, что сам добился эксклюзивного интервью. И в том, что заставил Тэдэра открыть пару секретов, тоже был уверен. А также в том, что воскресший музыкант — большой тупица.

А Тэдэр удержался и не плюнул ему в спину. Это желание объединяло обе личности. А еще их объединяла общая нелюбовь к легкой броне, замаскированной в дурацкую куртку. Просто Тэдэр, который преступник на перевоспитании, отлично понимал, что от нее больше неудобства, чем пользы. А Тэдэру, который музыкант, не нравилась сама куртка, слишком она была для него нелепа. Впрочем, ему щиты, рассеивающее и поглощающее поля, которые могли развернуться при необходимости из подвесок, тоже не нравились. Он вообще не любил что-либо таскать на шее.

— Ну ты и придурок, — сказал Тэдэр отражению прежде, чем выйти из гостиничного номера, где давал интервью.

— Сам такой, — беззвучно пошевелило губами отражение.

Тэдэр вздохнул и был вынужден признать, что все-таки сходит с ума. И, возможно, это зашло уже слишком далеко. А самое поганое, что это его ни капельки не пугало. И он был уверен, что никому об этом не скажет, пока не закончится это нелепое представление с воскрешением легенды и ловлей придурков на живца. Потому что если скажет, и если окажется, что видящие действительно очень ценны, все могут прекратить, прервать на самом интересном месте, когда уже хоть что-то начало происходить. Да и потраченных усилий было жаль. Как своих, так и чужих.

А день, начавшийся с эксклюзивного интервью, оказался поганым и полным неприятных сюрпризов.

На концерте случилась грандиозная драка, которую почему-то местные стражи порядка даже не попытались прекратить. Видимо считали, что если это не планета-курорт, то и демонстрировать изо всех сил благолепие не обязательно. А агрессивная музыка эту драку только подогревала, и вскоре втянутыми в нее оказались около половины зрителей.

Со сцены это выглядело грандиозно и очень странно. Зрители по правую руку Тэдэра спокойно стояли, пританцовывали, размахивали руками, что-то пили. А по левую — махались все со всеми, и было похоже на бурлящую в кастрюле воду. И Тэдэр даже почувствовал тяжесть сидящих на плечах ангела и черта. Только воздействовали они почему-то не на него, а на зрителей.

Потом, уже после концерта с кем-то подрался барабанщик и не признался с кем. Тэдэр сильно подозревал, что Дженке героически его от кого-то спас. Ну не мог же он отправиться бить непонятливых зрителей и заработать фингал под глазом. Но расспрашивать Тэдэр не стал, а барабанщик без расспросов так ничего и не рассказал.

Не успела группа вернуться в отель, как там начался пожар, переросший в потоп. И на этот раз подрался и без того раздраженный Даниил Лис. Чем-то ему не понравились пожарники, решившие проверить на предмет возгорания комнаты музыкантов. Может не понравились рожами, как на подбор бледными, черноглазыми и бородатыми. Может, отсутствием пожаротушащей техники рядом с этими пожарными. А может, и вовсе акцент, совсем не похожий на тот, что был у местных жителей.

В общем, Даниил, демонстрируя ловкость, силу, а потом еще и умение прыгать, отталкиваясь от стен, скрутил всех пятерых прежде, чем ему смогли прийти на помощь подчиненные. Побитых пожарников быстренько скрутили и растащили по комнатам. А в коридоре остались тяжко дышащий Лис, рассуждавший о том, что он слишком стар для всей этой акробатики, да и драться без брони как-то отвык. Паола, которая вглядывалась в развернувшиеся над ладонью схемы и уверяла, что все системы слежения на этаже отключены, так что местные точно пленников не хватятся, а их начальство на выручку неудачникам обычно не приходит. Тэдэр, подпиравший плечом косяк своей двери и думавший о том, почему не бросился в драку, пока чертовы вилаж еще стояли на ногах. Хоть душу бы ответ. И Снежка, смотревшая на Даниила с непонятным интересом.

А самый цирк начался, когда пленников, переодев, замаскировав и напоив успокаивающим, выводили из гостиницы под видом пьяных поклонников. И, наверное, если бы не последствия пожара, странным шествием точно бы кто-то заинтересовался.



Таня Гуркало

Отредактировано: 17.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться