Феникс обретает крылья

Размер шрифта: - +

Игра на жизнь. Троллинг. (прибытие)

 

 

 

 

Игра на жизнь. Троллинг.

 

Планета Лонга встретила «Цыпленка» грандиозным ураганом, растянувшимся на половину северного полушария и запретом на заход в атмосферу. Так что пришлось висеть на орбите и ждать, пока закончится ураган и жители планеты снизойдут до гостей.

Вообще, именно здесь заставить кого-то кружить вокруг планеты считалось чуть ли не оскорблением. Пренебрежением так точно. Жители Лонги чтили традиции и свято верили, что космические корабли, которые не превышают средне-большой тонажности, должны приземляться в портах и там выпускать своих пассажиров. Они бы, наверное, и большие суда заставляли опускаться на планету, если бы была гарантия, что они потом смогут убраться обратно в космос.

Портов на Лонге было великое множество, каждый захудалый городок считал делом чести содержать хотя бы один, даже если суда туда опускались раз в полсотни лет. Поговаривали, что где-то существует даже один, в котором никто так и не приземлился с самого момента постройки. Но, возможно, врут.

На планету эта традиция влияла не лучшим образом. И грандиозные ураганы стали всего лишь одним из следствий. Вот только на мнение экспертов жителям Лонги было начхать. У них были гордость и традиции. И то и другое для них было ценнее, чем какая-то погода, да и атмосфера в целом.

Именно это и обсуждала компания из музыкантов, их сопровождения, успевших заскучать десантников и самозваных телохранителей Тэдэра, среди которых затесались Даниил и Малик.

— Дурацкая планета, — мрачно произнесла Снежанна. — В прошлый раз на ней через день шел дождь, причем, практически везде.

— В этот раз будут идти почти каждый день, — предрек Даниил. — У них баланс экосистемы меняется. Скоро будут сплошные джунгли с небесами затянутыми тучами. Но их то ли все устраивает, то ли не хватает ума сопоставить ухудшение ситуации с возрастанием количества кораблей.

— У них гордость и нежелание поступаться традициями, — сказал Тэдэр. — Точно как у моих родственников с их чистотой крови. Только еще более запущено.

— Хм, — сказала Снежка и предложила: — Давайте лучше кофе пить. А они пускай упиваются свей гордостью сколько влезет.

Против кофе никто не возражал.

Гордые жители Лонги дали разрешение на посадку, когда ураган, подозрительно быстро, откочевал и оказался над всепланетной столицей. Даниил успел к тому времени напиться кофе, поругаться со Снежкой, с ней же помириться, попутно поудивляться женским странностям, и даже поиздеваться над акустической гитарой Поэтому он потянулся и скучающе сообщил, что добрые лонгийцы, похоже, решили просто и незатейливо угробить гостей, избавившись от любых возможных проблем разом. А потом жизнерадостно улыбнулся и добавил, что не дождутся. После чего побежал в каюту пристегиваться. Остальные последовали за ним.

Болтало «Цыпленка», продирающегося через ураган, страшно. Пару раз, если верить ощущениям, об него еще и что-то довольно большое ударилось. Тот же Лис потом говорил, что это корабли поменьше не удержались на поле космопорта и решили полетать с ветром. Но ему мало кто верил.

Зато приземлился «Цыпленок» легко и грациозно. И сразу замер, не обращая ни малейшего внимания на ветер. То ли как-то закрепился, то ли обтекаемый дизайн обшивки способствовал.

— Идем знакомиться со встречающими? — спросил Рик, когда компания в практически том же составе опять собралась в кают-компании.

— Нет, — неожиданно для всех отозвался обычно молчаливый Малик. — Мы ведь тихие и мирные. И очень напуганные тем, в каких условиях пришлось садиться. Нам сначала нужно привести себя в порядок, собрать упавшие, а тем более разбившиеся вещи и немного подумать о том, а стоило ли сюда вообще прилетать.

— А если они спросят, почему мы не выходим? — поинтересовалась Снежка.

— Скажем, что подходящую для их ливней одежду ищем. И пожалуемся, что нас об этой погоде никто не предупредил.

— После этого они нам плащики припрут, — добавил все еще веселый Даниил. — Для них это дело чести — сделать все возможное, чтобы гости поменьше говорили о погоде.

— А если продолжают упорствовать, пытаются пристрелить, — мрачно сказал Тэдэр, неожиданно для самого себя сообразив, что меньше всего хотел опять оказаться на этой планете.

— Преувеличиваешь, — сказал один из десантников.

— Совсем немного преувеличивает, — опять заговорил Малик.

— Милая планетка, — проворчал десантник и задумался о чем-то. Выражение лица у него при этом было такое, словно он размышлял, как бы уговорить начальство на захватническую войну и последующее сбрасывание самых неприятных аборигенов на местное светило.

 

 

Плащики действительно принесли. Они были огромны, раздувались парусами и явно не годились для прогулок в ураганный ветер. К счастью, идти пришлось недалеко, всего лишь к прозрачной кишке тоннеля, защищавшего как от ветра, так и от дождя.



Таня Гуркало

Отредактировано: 17.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться