Феникс. Перерождение

Размер шрифта: - +

Глава 4

ГЛАВА 4. Эндрю

Передо мной простирался высокий особняк с каменными колоннами и горгульями. Я на мгновение замер у дверей, а когда странное оцепенение спало, вошел внутрь. Двигаясь по длинному коридору, думал лишь о том, что вот-вот узнаю то, зачем пришел. Уверенность росла с каждым шагом. Мудрец знает ответ, который скоро станет известен и мне!

Малкольм проводил меня в тронный зал. Сколько этот человек уже служит у Ламарка? Он не зачарован, я чувствую, но в нем нет страха.

Переступив порог, увидел мудреца. Он сидел в инкрустированном драгоценными камнями мраморном кресле. Все тот же рассудительный взгляд и колоссальное ощущение будоражащей кровь энергии. Такому вампиру невозможно не поклоняться.

— Приветствую, Ламарк!

Я склонился перед ним, прижав к груди руку — так выказывали уважение все вампиры, приходящие сюда.

— Я знаю, зачем ты явился, Эндрю. — Он указал на меня тростью с ручкой в виде головы оскалившегося волка. — Тебе известно о птице Феникс? — спросил он, выжидающе глядя на меня.

— Это та, что предчувствовала свою смерть и сжигала себя, а потом возрождалась? Да.

Конечно, я знал эту легенду. Кто ж ее не знает? В моей человеческой жизни, когда мы с Кевином были детьми, мама рассказывала о Фениксе. Меня захлестнули воспоминания того времени. Сердце, которое с недавних пор начало биться из-за любви к смертной девушке, дрогнуло.

— Знаешь, что схожего есть у вампиров и птицы Феникс? — Ламарк сощурил глаза. — Бессмертие.

— Что это значит?

— Вампир в своем роде птица Феникс. Любой из нас может вернуть прежнюю жизнь, но для этого нужно встретить свою нареченную. Половинку, которая каждому послана судьбой. И когда ты ее найдешь, сможешь возвратиться к былой жизни. Человеческой жизни.

— А как понять, что девушка предназначена судьбой, что она и есть нареченная, которая поможет вампиру переродиться?

— Сердцем. Любовь ни с чем не перепутать. Она ведь уже живет в твоем сердце. Доверяй ему.

— Да, но… эта девушка никогда не будет моей, — я расстроено поджал губы. — Я столько боли ей причинил, что она никогда не впустит меня в свою жизнь.

— Всему свое время, Эндрю. Оно у тебя пока есть, — кивнул мудрец, положив трость на колени.

— Что нужно делать, чтобы стать человеком?

— На этот вопрос я не могу ответить. Ты должен сам найти на него ответ. И когда это произойдет, останется только отыскать ключ, который откроет дверь к хранилищу твоей человеческой жизни.

— Ключ?

— Найди хранителя легенд. Ты все поймешь, узнав основную часть легенды о Фениксе.

— Хорошо. Спасибо, что приняли меня.

Я склонил голову в благодарность и направился к двери. Внезапно голос мудреца остановил меня, я обернулся.

— Запомни, Эндрю: перерождаясь, вампир забывает о том, кем он был. Став человеком, память освободит твою жизнь от всего, что связывало тебя с прежней сущностью.

— Мня это вполне устроит. Благодарю вас.

Пусть Ламарк и пролил свет на часть легенды, но этого не достаточно. Я непременно должен узнать, как совершить ритуал перерождения и не остановлюсь ни перед чем. Впервые я так близок. Сегодня же отправлюсь на поиски хранителя легенд — это вампир, которому доверено вести священную летопись. С древних времен он каждый год описывал в книге важные события и открытия. Когда хранитель умирал, Совет вампиров передавал кладезь знаний другому представителю нашего рода, нарекая хранителем легенд его.

…Я прибыл в Антрисвил около двух часов ночи. Охрана пропустила меня в особняк, как ни в чем не бывало. Что-то здесь не так. Адриан никогда не прощает предательств, а ведь я его предал, уничтожив Сакратэлум, который так был нужен ему. Но мне плевать, я должен поговорить с ним, даже ценой собственной жизни. Он ведь знает, что эта сущность ненавистна мне, что я скорее умру, чем буду прятаться от него или кого-то еще. Сколько раз я просил его отпустить меня, но Адриан, словно одержимый, держал «сыночка» рядом всеми силами. Нет, сегодня он точно не станет убивать меня.

Я шел по длинному извилистому коридору, освещенному множеством факелов. Сквозь узкие витражные стекла падал блеклый свет, игравший на каменном полу синими и красными пятнами. Как я ненавижу эти выложенные мраморной плиткой плутающие дорожки! Хорошо, что хоть здесь не нужно притворяться. Вампиры умеют передвигаться быстро и незаметно. И в считанные секунды я оказался у нужных дверей, ведущих в покои Адриана. На посту стояли двое вампаров — тупые громилы, гибриды, созданные Смотрящим для охраны. Они только на это и способны, потому что интеллекта у них с гулькин нос. Это позволяет обвести их вокруг пальца в считанные секунды.

Неуклюжие болваны непонимающе уставились на меня.

— Мне нужно поговорить с отцом, — сообщил я.

Воздух был насыщен запахом крови. Стиснув зубы, я понял, чем сейчас занят Адриан.

— Господин не может вас принять, — гортанно заявил один вампар, скрестив руки на груди.

— Он трапезничает, — выдал второй, преграждая путь.

— Трапезничает, — хмыкнул я. Знаю я его трапезы. Даже думать противно. — Он нужен мне срочно, так что будьте добры оторвать от дверей свои задницы и сообщить Смотрящему о моем приходе.

Громилы тупо переглянулись и отворили двери. Адриан лежал на огромной кровати в объятиях молодой брюнетки. Рядом с ним, на залитых кровью простынях, находилась Ирэна. Никогда не одобрял этих игр.

«Еда любит, когда с ней играют», — вспомнились слова Адриана. Ненавижу себя за то, что когда-то подчинялся его приказам.

— Я хочу поговорить. Наедине, — пренебрежительно бросил я.



Марина Рубцова

Отредактировано: 18.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться