Феникс: Свободный Поиск

Глава 33. Скачки на скорость.

    Три перехода заняли пятьдесят минут субьективного и полтора месяца игрового времени. Переходы на примерно пятнадцать светолет делались за десять минут, но таймер бешено крутился, отсчитывая по дню за световой год, потом двигатель десять минут остывал, перезаряжался топливом и новый прыжок.
    За прошедшее время успел сгрызть бутерброд из "еды" и "деликатеса" розового цвета. По вкусу "еда" напоминала кислый ржаной хлеб, а "деликатес" вызывал ассоциации с рыбой без соли. По твёрдости и консистенции, и то и другое, было как прессованные опилки. Кусалось довольно легко, но проглотить без запивки  практически невозможно. Так что, ещё и литр обманчиво слабенького вина приговорил.
    Обманчивось вина распознал, когда не смог с третьей попытки попасть пальцем в выбранную для следующего прыжка систему на голографической карте части галактики. Усугубляло впечатление опьянения, ощущение тяжести в желудке. Видимо, обезвоженная пища разбухла от вина и прилично увеличилась в объёме. Фиг его, может одна пластинка вообще дневной нормой является, а я сразу две втоптал?
    На два следующих перехода и остывание двигателя выпадал в тяжёлую дремоту, тупо совершая выбор системы когда Алёнка рапортовала о готовности гипердрайва к старту.
    Немного оклемавшись, с удивлением услышал: "Командер, радиационная обстановка в трюме достигла границы опасности. Груз воды и пищи может быть повреждён."
    - Откуда радиация? - проморгавшись спросил у компьютера.
    - Отходы военного гипердвигателя, Командер. Один переход, одна тонна топлива расходуется, одна тонна радиоактивных отходов складируется.
    О такой особенности военных двигателей я совершенно забыл, потому что всегда обходился стандартными, пусть и более тяжёлыми, но зато потреблявшими обычный водород.
    Зато помнил о сумасшедших штрафах, за сброс радиоактивных отходов в открытый космос, особенно в районе гипервыходов и обитаемых планет. Подобную гадость нужно было сдавать на утилизацию на станциях, за деньги естественно, или сбрасывать в фотосферу звёзд.
    Поскольку станций и обитаемых планет в текущей системе не было указанно, направил автопилот на звезду.
    - Алёнка, сможешь максимально быстро доставить нас к звезде? С форсажем каждый раз когда возможно, и торможением на тяговых двигателях?
    - Да Командер, я проанализировала алгоритм работы автопилота, и признала его не оптималным. Однако, таким образом я потрачу три тонны топлива вместо одной.
    - Да всё равно, до Солнца топлива хватит, даже если на каждом пятом переходе до звезды долетать. Тем более, что можно будет дозаправится, только вот конвертер отремонтирую. Так что, вперёд!
    Когда меня придавила трёхкратная перегрузка, ощущаемая в скафандре на форсаже, сначала немного покряхтел, а потом занялся соединением труб и управляющих цепей в авторемонте. Когда форсаж вырубился и наступило облегчение до полутора джи, пару процентов уже удалось "отремонтировать".
    Закончив с ремонтом, врубил ускорение времени на тысячу, и понеслась чехарда по кочкам. Полсекунды дикой тяжести, потом три относительного облегчения, выматывали больше, чем десятиминутные трёхкратные перегрузки без ускорения времени.
    Ни думать, ни спать в таких условия невозможно было и я смотрел в лобовое стекло, на постепенно растущую точку светила, пытаясь медитировать отвлекаясь от непередаваемых ощущений хомяка с похмелья в центрифуге.
    Я настолько преуспел в отрешении от всего сущего, что даже сообщение "Ваш корабль под атакой" пропустил, очнувшись, только когда лазеры "заскребли" по защитному полю.
 



Михаил Зверев

Отредактировано: 07.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться