Феникс Тринадцатого клана

Размер шрифта: - +

3

Даори Энриати объяснил будущей жертве, как незаметно забраться в подвал учебного корпуса, рассказал, где спрятан ключ от подвальной каморки, в которой хранилась всякая рухлядь. Но провожать, разумеется, не полетел. Не на ее глазах. Девчонка не дура, мигом поймет, что ее отправили в ловушку.

Которая захлопнется не сразу.

Соблазнение хорошенькой демоницы, презирающей Неупокоенных кровососов до глубины души, – интереснейшая задача, требующая времени, находчивости и терпения. А всем этим мертвый маг, имевший настоящую цель еще при жизни, обладал в полной мере.

Без присмотра он девушку не оставил – мало ли бродит по Академии желающих воспользоваться ее беспомощным состоянием. В первую очередь опасны магистры, а с любым адептом, если, разумеется, это не принц Тьмы, вампир справится.

Он проследил, чтобы девушка влезла в полуподвальное окно учебного корпуса, с которого Даори давно уже снял магическую сигнализацию, навесив вместо нее иллюзию. Забрался следом, пока она искала нужную дверь, а потом нашаривала за пыльными трубами ключ (надо, кстати, срочно сделать дубликат). У него оказалась куча времени, чтобы незаметно проникнуть в каморку и спрятаться среди рухляди, пока Миранда наводила в помещении мало-мальский порядок и вытирала вековую пыль, ворча, что невидимый доброжелатель захотел ее смерти от аллергии.

После девушка кое-как почистила заклинанием найденную простыню и мгновенно уснула, свалившись куклой на мягкую стопку сложенных в углу старых матрацев, из-под которых вампир не успел вытащить свой амулет в виде горошины, просто забыл, что сам его туда спрятал. А теперь уже поздно, не будить же девчонку.

Белая летучая мышь прокралась к спящей под простынку, обнюхала ее тело, словно примериваясь, где вкуснее укусить, и удивленно, совершенно беззвучно присвистнула:

– Еще и невинна?! Не ожидал.

Именно тогда Даори понял, что Миранда не совсем обычная темная. По крайней мере, у нее странное для ее расы воспитание. Такую девушку разве что на его родине, в Белой империи, можно встретить.

И ностальгия с головой накрыла мертвого белого мага девятым валом.

Вместо того, чтобы плести козни, шпионить для своего Неупокоенного князя или хотя бы готовиться к семинару по боевой темной магии, вампир Даори Энриати охранял сон ненавидевшей его демоницы и предавался печальным воспоминаниям о несостоявшейся жизни.

Он мог унаследовать родительские владения, получить огромную власть. Он мог стать любящим мужем и прекрасным отцом. Он мог повзрослеть, в конце концов.

А остался навсегда двадцатилетним юношей, лишь единожды познавшим женщину – опытная светлая магиня сама его соблазнила. По приказу его матери, как потом выяснилось. Лен-магиню Лолию Энриати удручало равнодушие ее чересчур хорошенького сына к прекрасному полу, и она хотела убедиться в его нормальности.

Да, сердце золотоволосого красавца Даори никогда не знало любви, если не считать сыновней. А мать он скорее боготворил, чем любил. Прекрасная светлая магиня с белокурыми локонами и васильковыми глазами стала для него идеалом женщины. Именно такой он хотел видеть свою жену. Но кроме внешности будущей избранницы, у Даори был еще целый список достоинств, которыми должна обладать невеста. И не последние из них – дар, титул и богатство. Безродная и бездарная нищенка не нужна единственному наследнику прославленного и богатейшего рода потомственных лен-магов Энриати.

Из-за его заносчивости ни одна претендентка не смогла ни окрутить красавца, ни хотя бы затащить в постель. Размениваться по мелочам гордый аристократ не желал.

Слава рода рухнула в одно мгновенье, а богатство превратилось в золотой мусор, на него невозможно было купить главное – разум его матери, прекрасной Лолии. Огромного состояния едва хватило, чтобы поддерживать ее жизнь.

Но об этом кошмаре, перечеркнувшем его судьбу, Даори не хотел вспоминать. Настолько, что сквозь дрему у него вырвался громкий мучительный стон.

– Кто тут? – встрепенулась разбуженная Миранда.

Даори промолчал, до боли стиснув маленькую пасть летучей мыши.

Демоница долго прислушивалась, ворочалась на матрацах, ворча и вздыхая, но все-таки угомонилась, а следом и вампира сморило.

Он вспомнил об амулете только утром, разбуженный истошным визгом.

– Клоп! – верещала Миранда. – Каменный клоп!

Летучая мышь высунула нос из темного угла и обомлела.

Гнездо из матрацев было разворошено и раскидано, а на обнажившихся под ними каменных плитах лежала горошина его амулета, на которую он сам наложил иллюзию мерзейшего и опаснейшего насекомого, один укус которого мог парализовать даже дракона, а над «клопом» нависала перепуганная и одновременно разъяренная девушка. Миг, и стройная ножка в туфельке поднялась и с силой топнула. По его драгоценному амулету.

Незаменимая для Неупокоенных, совершенно секретная разработка, позволявшая безбоязненно передвигаться при дневном свете и охранявшая дневной сон вампира, разлетелась вдребезги под каблуком демоницы.

– Вот тебя, сволочь заразная! Вот! – с остервенением давила девушка несчастное «насекомое». – У меня из-за тебя все бока в синяках! Я всю ночь не могла уснуть!

Расправившись с врагом, неженка выпрямилась, пригладила пятерней растрепанные волосы.

– Ну, спасибо тебе, Невидимка. Мало того, что тут от грязи дышать нечем, так еще и на каменного клопа спать положил. А если бы он меня укусил? Паралич сердца во цвете лет – это очень гостеприимно!

– Предположим, я тебя не положил, ты сама напросилась… – грустно отозвался Даори из угла. – Могла бы и спасибо сказать.

– Так я и сказала – спасибо тебе, – обманчиво ласково повторила девушка и, стремительно метнувшись в угол, где среди рухляди пряталась мышь, мигом разворошила укрытие и попыталась схватить. – Так вот ты где!



Ирмата Арьяр

Отредактировано: 13.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться