Феникс Тринадцатого клана

14

Тот вечер Миранда провела в столичной резиденции Вечернего князя. Она места себе не находила, ходила из угла в угол, попинала ни в чем не повинный стул, поднялась на крышу, откуда так хорошо наблюдать за полетами высших демонов.

Она сидела там очень долго, до полуночи. Наконец мощная крылатая фигура деда опустилась на площадку.

– У меня для тебя плохие новости, Миранда, – не стал тянуть Тьор. – Пойдем в дом, обсудим.

Она побрела за ним, спотыкаясь и ничего перед собой не видя. Опоздали! Ее светлый маг, ее мечта… Что эти кровососы с ним сделали?!

Дед, подхватив ее под локоток, довел до столовой, усадил в кресло, сунул в руки чашку с водой.

– Не расклеивайся, девочка. Где твой боевой дух?

Миранда всхлипнула.

– Там, где Даори. Что с ним?

– У тебя все настолько серьезно?

– Да. Можешь от меня отречься. Мне нужен этот… – она все-таки не решилась произнести под пристальным взглядом деда крамольное слово «вампир», – этот маг.

– Посмотри на меня, девочка моя, – Тьор ласково коснулся ее руки. – Неужели ты думаешь, что я буду осуждать тебя? Мы, Вечерние, – зыбкая граница между Тьмой и Светом. Ты знаешь, что закаты – всегда феерии. Вот и в моем клане – вечная борьба противоположностей и бури страстей. Чувствами к белым магам нас не удивишь. Того и гляди, кто-нибудь из моих кланников по уши втрескается в лунную или солнечную деву. Вампир? Что ж, тебе не повезло, но было и это. Я знаю, что убеждать и удерживать тебя бесполезно. Эллина Вивер ушла к ним тоже из великой любви… к науке.

– Смеешься? – Миранда подняла заплаканные глаза.

– И это демоница! – вздохнул Вечерний князь. – Нет, милая, мне не до смеха. Моя драгоценная внучка полюбила, пока не важно кого, но не собственного жениха. Мне предстоит серьезный разговор с Таем и разрыв с его семьей. Что тут смешного? Они не простят оскорбления. Впрочем, мне тоже есть что им предьявить. Отложим пока разговор о твоих чувствах. Давай-ка по порядку об их объекте. Итак, куратор передал мое приглашение Таю.

– Кому? – разом высохли слезы.

– Твоему жениху. Можно говорить – уже бывшему. Оказалось, он в этом деле исчезновения двух адептов Академии замешан по кончики рогов.

– Двух?

– И оба вампиры, – кивнул Тьор. – Пропал еще некий Эсмус, но значительно позже. В Академии вместо него ошивался третий, но они нам неинтересны.

– Совершенно, – прошептала Миранда.

– Гораздо интереснее, что за Даори Энриати явился сам Предвечный князь с большим отрядом, и это передвижение не было санкционировано Темным Троном. У владыки есть что им предъявить.

«Замечательно, но как это поможет Даори?» – подумала девушка.

– Сегодня принц Дьяр призвал Тринадцатую Тень. До таинства меня не допустили, но результат изволили открыть. Миранда, поставь чашку, она из моей любимой коллекции фарфора.

Она послушно опустила посуду на стол и отодвинула подальше.

– Его нет в Тринадцатом клане, внучка, – сказал Тьор, опустив ладонь на ее руку и слегка сжав, утешая. – Это еще не значит, что он погиб. Тень заявила, что Даори Энриати фактически перестал быть кланником больше месяца назад, а в это время он еще находился в подземельях Академии.

«Убью, Тай!» – сжалась ее ладонь в кулак. Дед одобрительно похлопал ее и убрал руку.

– Понимаешь странность, внучка? Сама Тринадцатая Тень, великий дух клана, которому открыты все души, говорит, что Даори – вне ее ведения! Это может означать только одно: он уже не вампир! Как могло случиться такое чудо, будем выяснять, но если так, то нас ожидают великие потрясения. Может быть. Если только твой Даори не единственный уникальный случай во всей вселенной.

Единственный и уникальный, улыбнулась Миранда. И тут же поникла. Если даже Тень не видит его душу, то как она найдет Даори?

– Но то, что недоступно даже таким сущностям, как Тень клана, как оказалось, вполне доступно банальным соглядатаям, – продолжал дед. – Его высочество получил донесение, что до сегодняшнего вечера в Тринадцатом клане находился на положении пленника отступник по имени Даори Энриати. Не мертвец. Не вампир. Живой. По крайней мере, производил полное впечатление живого. В рабстве у Зан-о-Мьира, но свободный от проклятия Крови.

Миранда забыла, как дышать. Слушала, распахнув вишневые глаза и вцепившись когтями в скатерть с такой силой, что в ткани образовалось десять дырочек. Если так, то все почти хорошо. Ее светлый маг жив, это главное. Тогда почему дед такой мрачный?

– Через Тринадцатую Тень принц передал главе клана приказ доставить незаконно удерживаемого пленника во дворец, – продолжил он рассказ. – Такому приказу противиться невозможно. Ни один князь не сможет при всем желании. Тень – дух клана. Зан-о-Мьир же лишь расхохотался. Дьяр опоздал. Мы опоздали. Сегодня вечером, буквально час или уже два назад, Предвечный не просто отпустил пленника. Он отправил его к драконам смерти. Вот так, Миранда.

Она долго молчала, не обращая внимания на сочувственный взгляд деда, в котором сквозило явное облегчение. Позор, которым покрыла бы себя его внучка, связавшись не то со светлым магом, не то с вампиром, миновал семью.

Миранда не стала ничего говорить. Она улыбалась, вспоминая голос Эллины Вивер: «Нужно пройти через жизнь и не-жизнь, через смерть и не-смерть, чтобы вернуться в новую, истинную жизнь, которая еще может быть даже для вампира». Значит, он нашел ключ к загадке, понял, как выполнить эту формулу. Она догадалась, зачем Даори отправился к драконам смерти на верную гибель. К кому же еще? Чтобы воскреснуть окончательно. Насовсем. Для нее.



Ирмата Арьяр

Отредактировано: 13.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться