Фея

Размер шрифта: - +

3

Я не умею водить, зато у меня есть велосипед. Каждый день мне приходится преодолевать около двух миль от школы и до дома. Мы живем на холме, сегодня я взбираюсь на него одним рывком и, к концу пути, мои ноги превращаются в вермишель.

Пройдя несколько метров по унылому газону я захожу в гараж. Не у одного Кларка во дворе ничего не растет. Прислонив велосипед к стене, я открываю дверь соединяющую гараж и жилую часть дома. На кухне как всегда ни пылинки. Посуда чистая, столы протерты, а ведь близнецы наверняка опять разгромили ее за завтраком. Из гостиной размерено тикают часы. Дома никого нет., папа сейчас в Портленде, а мама повезла Стива и Джейми на хоккей.
Как же здорово ощущать эти моменты единовладения дома. Не так давно мне и мечтать об этом не стоило. В школу и из нее меня отвозили родители, и если мне куда-то было нужно я не могла никуда отправится без сопровождения. Настоящий ад. Самым ужасным был даже не постоянный контроль, а машина. Я ненавижу машины,  от ужасного запаха бензина меня страшно мутит, приходится прилагать огромные усилия что бы не вывернула наизнанку прямо на сиденье, пусть даже ехать всего пятнадцать минут. К счастью в старших классах я получила чуть больше свободы и теперь даже случались моменты когда я оставалась дома одна.
Так что сегодня не кому было помешать мне приготовить вредную пищу на ужин. 
Когда я поднимаюсь с подносом на второй этаж глаза цепляются за фотографии. Вся стена увешана ими, в основном это памятные фотографии из семейных путешествий, где мы стоим все вместе в обнимку. Вот я с родителями на южном побережье, Гранд-Каньон, а здесь мы уже вчетвером, близнецам еще и двух лет не исполнилось, а родители потащили их в Огайо. Ну и поездочка вышла! Жаль, что новых фотографий не появлялось уже несколько лет.
В комнату я вваливаюсь загруженная пиццей, газировкой и тарелкой с шоколадным тортом. У меня обычная девчачья спальня. С персиковыми обоями и белыми лошадками на бордюрах. Ремонт не делали лет десять. Ну, раньше это не так сильно бросалось в глаза, к тому же, мне некого сюда приглашать. Комната выглядит почти пустой с одной лишь кроватью и компьютерным столом. Я так и не придумала чем ее заполнить. Раньше она вся была заставлена стеллажами и пластиковыми бутылками с водой, светодиодные лампы горели восемь часов в день. И повсюду росли розы. 
Это определенно приносило моей семье проблемы. И, хоть психолог говорил, что все нормально, я знаю с какой болью мама смотрела на мою комнату. А потом я вступила в ботанический клуб и убрала все цветы. Это было чертовски верное решение. Когда мои странности не находились в приделах видимости всем стало легче. Не было больше гигантских счетов за электричество, и никто не натыкался на меня по утрам бегающую с распылителем из ванной в спальню по нескольку раз. Мама  подослабила свою гипер опеку и я получила немного свободы, так что  никаких больше поездок в школу на машине. О, да! 
Что бы мне посмотреть? Я поставила еду, включила компьютер и села за стол, приготовившись к поиску интересного сериала. 
Но жилось в комнате теперь как-то иначе. Воздух определенно отличался.  

***

"Таинственное возвращение пропавшей девочки", так написала местная газета когда я нашлась. Существует целых три выпуска где есть статья про меня. В этом не было ничего удивительного, в Оуквилле сроду ничего не случалось, и то, что на Синей горе потерялся ребенок уже было большой новостью, а уж когда я вернулась через несколько дней живая и невредимая, мне было обеспечено место на первой полосе. На мили вокруг не нашлось бы человека не перемывшего мне кости хоть раз. Но тогда я лежала в больнице и знать ни о чем не знала, только удивлялась как много цветов и игрушек мне присылали. Врачи проводили обследования, но довольно скоро обнаружилось что кроме появившихся веснушек во мне нет никаких особых изменений или травм. Вся эта необычная шумиха вокруг была странной для меня. Ничего же плохого не произошло, думала восьмилетняя я, почему же все так волнуются? Родители дежурили по очереди, но мама чаще всего. Нас с папой очень волновало что она не может нормально отдохнуть, ведь на кресле не очень-то и выспишься, но ее еще попробуй переупрямь! Только совместными усилиями нам удавалось уговорить ее хоть ненадолго съездить домой, принять душ и поменять одежду. 
Многих людей интересовало, что я делала эти несколько дней.  Сначала я не хотела рассказывать, но Доктор Мао действительно хороший психолог, она вытянула из меня всю историю лесного приключения за пару сеансов. 
Это было выдумкой, вот чем это было. Я помнила все так четко, свет, запах, звук, но так и должно было быть. Просто из-за перенесенного стресса мой мозг поменял мои воспоминания на более приятные. Я думала, что это наверное действительно ужасно бродить несколько дней по лесу совершенно одной. Но я ошибалась, на самом деле, учитывая то, что я не заработала даже легкого обезвоживания, а так же то, что гору где я пропала обыскали несколько раз, полиция пришла к выводу что меня украли, и, что бы там не случилось, это было настолько ужасно для меня, что я предпочла выдумать себе дурацкую сказочку про фей, чем запомнить правду. 



Ксения Излун

Отредактировано: 09.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться