Фея

Размер шрифта: - +

5.2

Иногда, в дни особой меланхолии , я представляю себя призраком который не может и не хочет быть замеченным живыми людьми. Звучит, наверное, очень грустно. Но  жизнь не кажется мне такой уж паршивой. Я не реву ночами в  подушку и не мечтаю, в тайне, о всеобщем поклонении.

Так что не думала, что это когда-нибудь случится, но все же этот день настал. Впервые за семнадцать лет своей жизни я почувствовала себя популярной.
Скрестив руки на груди она стояла в центре коридора, преграждая мне путь. Когда я пытаюсь пройти мимо, Роббинс выбрасывает руку и толкает меня к стене. 
Наверное для черлидеров есть какой-то обязательный курс по  стервозности.
- Эй! - восклицаю я потирая ушибленное плечо.
Мы примерно одного роста, но каблуки дают стерве фору в целых десять сантиметров. Сквозь слой макияжа проступают неровные красные пятна, Ребекка нависает надо мной прожигая сердитым взглядом.
- Что тебе надо от Луиса? - раздражающим скандальным голосом спрашивает она.
Славно. Какой напыщенный бред смешался в этой блондинистой черепушке?
- Ты же в курсе, что я могу пожаловаться на тебя? - интересуюсь. Мой голос спокоен, но внутри начинает зарождаться беспокойство. В коридоре никого нет кроме нас двоих. Кларк пошел через улицу, к спортивному залу, а у меня впереди были еще две пары алгебры. Вряд ли кто-то захочет выйти подышать свежим воздухом, за пять минут до звонка.
- Ты чокнутая Уильямс, - утверждает она. - Зачем такому как Кларк, общаться с такой как ты? 
Стерва окидывает меня пренебрежительным взглядом, подмечая и россыпь веснушек, и растянутый свитер, и кеды выглядывающие из под подола юбки. Я давно перестала заботится о том что другие думают о моей внешности. Кому какое дело? Я и так уже изгой. А длинные юбки всегда мне нравились. 
- Что ты хочешь от меня? - вздохнула устало.  Хорошо бы отделаться от нее побыстрее.
- Просто!.. - она с силой сжимает кулаки. - Оставь его в покое, ясно!?
Я недоуменно уставилась на нее. Она же не думает что мы встречаемся или вроде того? То есть, он в каком-то смысле преследовал меня, но это скорее сугубо учебный интерес.
Кажется, он даже встречается сейчас с кем-то. В самом деле, у него должно быть была куча девчонок, почему именно я удостоилась дешёвой разборки от Ребекки Роббинс? 
- Он никогда не был... - она будто пытается оправдаться, но тут же замолкает.
- Не был, что?  
О чем она?
- Это тебя не касается! - кричит Ребекка скорее отчаянно чем злобно. 
Она кажется мне растерянной, видимо предположение что между нами что-то есть и самой ей кажется смехотворным. 
Я заправляю прядь волос за ухо, мне хочется что бы она наконец пришла в себя. Но, по какой-то причине, вся её агрессивность возвращается в двойном размере.
Она выглядит как обезумевшая банши. Ребекка хватает мое предплечье и шипит прямо в лицо:
- О чем вы говорили!?
Я подавляю дрожь, на мгновения зажмуриваю глаза и испускаю тяжёлый вздох. 
Ладно. 
- Он хочет чтобы я подтянула его по химии. Вот и все.
- Химии, - говорит стерва скептически. - Но у него идеальные оценки.
- Видимо не такие уж идеальные. Может ты меня наконец отпустишь? - я повела плечом выбираясь из ослабевшей хватки. Ауч, и откуда столько силы в этих наманикюренных пальцах?
- Зачем ему это? - удивляется Роббинс.
Я молча пожала плечами. Это вроде как была частная информация.
Роббинс выпрямила спину, от чего расстояние между нами чуточку увеличилось. 
- Ну... Теперь, когда мы все выяснили...  - кивнула в сторону  главного коридора откуда доносилось эхо прозвеневшего звонка.
- Тебе лучше держатся от него подальше, чокнутая.
- Мы договорились на счёт занятий, - я отхожу от стены и делаю пару шагов в сторону. Даже монотонный голос миссис Кетчер кажется мне предпочтительнее, чем находится еще хоть секунду в компании этой бешеной фанатки.
- Ты поняла о чем я. Но знаешь что? - она кривится и брезгливо отряхивает правую ладонь. - Мне все равно. Ты можешь выпрыгивать из своих старушечьих тряпок сколько угодно, это все равно ничего не изменит. Просто мне не нравится твоя рябая рожа рядом с моими друзьями.
Стерва!
Она хочет задеть меня, я знаю это. И все равно, волна острого гнева клубится под кожей. Мне приходится приложить все силы чтобы сдержаться и не накричать на нее. Ограничившись оттопыренным средним пальцем,  иду прочь. Когда я дохожу до поворота, я оглядываюсь. Ребекка стояла уставившись в пустоту, прикусив большой палец. Эта неискоренимая привычка давала о себе знать каждый раз когда её что-то сильно беспокоило.



Ксения Излун

Отредактировано: 09.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться