Фея для Златомирья

Глава 3. Не злите фей

Через пять дней «Морская принцесса» в полдень вошла в порт Моршан. Судя по тому, что отряд вооружённых оборотней и шаршан ждал у причала, а других кораблей вовсе не было – это был личный порт Повелителей империи. Лена застыла на середине трапа, уставившись на четырёх коней, один из которых выглядел огромной чёрной зверюгой, довольно тянущей морду к Алекшану.

Ой, мама! Лошади! Да она же никогда даже близко к ним не подходила. Издали наблюдала, любовалась, но взобраться на одну из них? Ехать верхом? Она не умеет!

Ратмир, закинув мешок на плечо, уже деловито осматривал каурую лошадку, а Элишан сидел на вороном жеребце.

 Алекшан небрежно погладил по шее коня, взял уздечку у крупного оборотня, кивком поблагодарил и обернулся к Лене. Вопросительно приподнял бровь.

Она отрицательно замотала головой. Алекшан нахмурился:

- Фёдшан, подержи! – вручил коренастому оборотню поводья и подошёл к трапу.

- Леди, что ещё?

Лена виновато улыбнулась:

- А можно я лучше сама полечу?

Алекшан глубоко вдохнул и выдохнул:

- Только не говорите, что боитесь лошадей.

- Не боюсь… смотреть на них, - и жалобно: - Я верхом ездить не умею.

- Да в Златомирье… - и замолчал, видимо, вспомнил, что  Лена в этом мире недавно. – Ясно!

Коснулся задумчиво подбородка, на губах мелькнула усмешка:

- Хорошо! Пойдёмте! – взял её за руку и потянул за собой. Лене ничего не осталось, как пойти за ним.

Рядом с конём, который наблюдал за ними янтарными глазами, Алекшан отпустил Лену. Конь потянулся мордой к ней, она отпрянула. Конь ответил обиженным ржанием:

- Не пугай леди, Гром, - ласково похлопал Алекшан по шее коня.

Обернулся к Лене, и не успела она понять, что шаршанин задумал, как он подхватил её за талию и посадил боком на коня. Она судорожно вцепилась в гриву, боясь свалиться с метров двух. Конь повернул к ней голову со снисходительным взглядом.

Ну боится она его! Гром, можешь это понять?

Удивительно только, как личина не испарилась от испуга.

Алекшан одним движением сел у неё за спиной. Лена выбрала меньшее зло и, обернувшись к нему, обхватила за талию и спрятала лицо на его груди. Она даже не представляла до этого, что так боится лошадей. Они ведь красивые, грациозные, она даже мечтала научиться верховой езде, и вот первая близкая встреча с ними привела в ужас. Да какая она Владыка Файри, блин?! Трусиха самая настоящая!

- Я бы лучше сама, по воздуху, - шепнула она.

- Лишний раз привлекать внимание к крыльям, я бы не советовал. Мы на территории Цитадели, а здесь много охотников. Могут принять за… непонятное чудовище и пристрелить ненароком!

Это он её сейчас чудовищем назвал?

С возмущением подняла на него глаза:

- Мы не чудовища!

- Вы файри!.. Поехали?

Она тяжело вздохнула и кивнула. Алекшан одной рукой обхватил её за талию, Лена даже через плащ ощутила её тепло. Гром побежал по дороге.

Странно, в объятиях шаршанина было невероятно уютно и надёжно. Она вдохнула медовый аромат вереска, по тело пробежала приятная волна тепла. Так, что Лена даже зажмурилась. В волосах завозилась Капелька, взлетела. Лена чуть повернула голову и невольно улыбнулась. Дух затерялась в густой чёрной гриве Грома, лишь изредка мелькали синие волосы и платьишко. Конь замедлил шаг, оглянулся и фыркнул, Капелька вынырнула из гривы, перебралась на голову Грома, где и уселась. Конь невозмутимо побежал дальше.

Капелька своей смелостью устыдила Лену, она чуть отодвинулась от шаршанина и огляделась. Они ехали по густому лесу с огромными деревьями. Изредка попадались цветные мохнатые зверюшки, зацепившиеся пушистыми длинными хвостами за ветки, – зубастики, как обозвали их в Файриграде. Пусть потом Вершан говорил их настоящее название, в долине продолжали звать их по-своему. Звонко разносились трели, пересвисты птиц. Жужжали насекомые. Солнце припекало, прохладный ветер окунал в свежесть.

- Через пару часов доедем до охотничьего домика, - произнёс Алекшан над головой напряжённым тоном. – Там переночуем. До Цитадели дорога идёт через горы – не стоит рисковать ночью. Утром выедем и к полудню будем на месте. Вы увидитесь с сестрой.

Лена кивнула, не смея почему-то посмотреть ему в лицо, уставилась на его руку, словно небрежно держащую поводья. Вот только не сомневалась, если вдруг конь решит показать норов, эта рука его сдержит.

- Леди, вам придётся научиться ездить верхом. В Златомирье только на лошадях можно быстро передвигаться с места на место, из города в город, из страны в страну.

- Я могу перелететь – это и быстрее, и надёжнее.

- А если придётся скрывать, что вы файри?

- Кареты для чего?

- Вам говорили, что вы упрямы?

- Никогда.

- Да? – и такое явственное неверие  в голосе, что Лена подняла лицо и встретилась с тёмно-карими глазами, в которых разгоралось алое завораживающее пламя. Невозможно отвести глаз, в сердце распускается цветок жара, окружение отдаляется. Лена погружается в алое сияние, облизывает губы. Чужие глаза перед дней вспыхивают всепоглощающим огнём. Крепкая рука притягивает ближе, лицо приближается…



Алена Малышева

Отредактировано: 11.04.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться