Фея для Златомирья

Глава 6. Проклятая долина

Острые серые камни застилали землю, скалы тёмными властелинами нависали над ней, как и огромная гора с вершиной, будто обрубленной тесаком. Вместо когда-то широкой реки, о чём сообщал просторный овраг, сочился крохотный ручей между гладких булыжников. Сухой, переломанный лес тянулся на пол долины. Густая тишина давила: ни ветра, ни шелеста, ни пения птиц, ни мелькания зверья. Тяжёлое серое небо прижимало  к земле. Не смотря на то, что только наступил полдень, сумерки окутывали всё вокруг. В воздухе витал неприятный запах тухлых яиц и гари. Мёртвая долина.

К горе с округлённой вершиной приникал широкий уступ. В месте слияния темнел проём. Пещера?

«Ещё полгода назад здесь всё купалось в зелени, сияло солнце, играла в небе радуга, - с тоской произнёс Чернорогий. – Над всем этим парил на каменном выступе белоснежный дворец. Даже без Владык долина существовала, пусть и с исчезающей по капле магией. Но когда дворец переместился на новое место, долина начала умирать».

Лена виновато провела рукой по шее единорога. Возможно, если бы не возвращение файри, эта старая долина ещё долго радовала своих жителей. Сейчас здесь даже страшно находиться, а запах навевал неприятные предположения. Кажется, они прибыли вовремя. Позже бы от долины, возможно, совсем ничего не осталось бы.

Единорог, паря, приземлился на выступе и поспешил отойти в сторону, уступая место Белке и дракону.

Говорить Лене не хотелось, все остальные тоже молчали. Долина навевала тоску, на неё больно было смотреть. А мысль, что с Файриградом может случиться нечто подобное, приводила в ужас.

- Нам в пещеру! – нарушил тишину Алекшан. – Чем быстрее мы войдём туда, тем скорее уберёмся из этого паршивого местечка!

«Мы с Белкой, пожалуй, там будем мешать, - решил Чернорогий. – Лучше подождём вас здесь».

Лена обратила внимание на побелевшую сестру, с ужасом глядящую на вход в пещеру. Помнится, ей и в Лениной пещере неуютно было.

- Мил, может, и ты останешься с единорогами? – предложила Лена. – Мне для снятия проклятия нужны только Алекс…шан и Владнэль. Они потомки тех, по вине кого Миррилин и произнёс проклятие.

Лена так и не рассказала, что было в послании – не представилось случая.

Сестра помотала головой:

- Я должна пойти! Только… захватите, пожалуйста, верёвку.

- Как скажешь, милая, - не стал спорить Владнэль, успокаивающе приобнимая подругу за плечи. Павлиний хвост исчез после обращения в дракона.

Алекшан молча достал из мешка большой моток толстого каната и первый зашагал к пещере. Ну-ну, далеко ли он уйдёт?

Лена невольно залюбовалась его крепкой фигурой, плавной походкой хищника, тем, как чёрный хвост волос подпрыгивает в такт шагов. Задать вопрос, зачем он всё-таки ввязался в драку с повелителем, Лене не удалось. В полёте не очень поговоришь, а кричать – значит оповестить всех остальных в их компании о маленьком ночном приключении. Но Лена должна признать хотя бы перед собой – приятно было видеть, что этот дубравэльский интриган получил своё.

- Ленка, дырку прожжёшь в своём шаршанине, - усмехнулась Мила. – Пойдём уж.

Алекшан стоял посреди маленькой тесной пещеры, освещаемой только жёлто-золотистым светом, испускаемым стенами. Оглянулся на шум шагов:

- И?

Лена обошла его, нечаянное прикосновение к руке Алекшана отозвалось вспышкой огня в сердце, щекам стало жарко. Она на миг замерла перед стеной, справляясь с собой. И только потом приложила руку к жёлтому отпечатку ладони, появившемуся при её приближении. Кольнуло недовольным холодом, заставив отдёрнуть руку и поморщиться. Больно однако. А дома пещера встречала приветливо и даже радостно. Всегда! Со стеной некоторое время ничего не происходило, словно она раздумывала, стоит ли впускать не своего Владыку. Вот бы было смешно, если бы отказалась пещера открываться.

Стена дрогнула и медленно поползла вниз. Из тёмного проёма полыхнуло жаром и едким запахом. Лена чихнула раз, другой. Потерла нос, решительно шагнула вперёд и остановилась, ожидая остальных. Проход за Алекшаном, шедшим последним, закрылся. Высоко наверху замерцал бледный свет. В паре шагов от них срывалась глубоко вниз широченная пропасть. На противоположной стороне едва чернел вход в следующую пещеру. Воздух был до того сухой и с едким запахом, что Лена, не переставая, морщилась. Водная стихия ощущалась едва-едва. Неприятно и одиноко. Только присутствие притихнувшей Капельки, делившейся с госпожой стихией, успокаивало.

- В твоей пещере лучше, - шепнула Мила.

Намного! Лучше и роднее. А здесь всё чуждо. Лена шагнула к пропасти, глянула вниз. Далеко в глубине переливалась лава. Надулся пузырь, лопнул, вырвался огненный гриб, и жар от него устремился ввысь. Лена отшатнулась и налетела на Алекшана, незаметно подошедшего к ней. Крепкие руки обхватили за плечи. Лена замерла, сделав судорожный вдох. Пыталась не показать, как на неё действуют даже случайные прикосновения шаршанина, которые, после вчерашнего, она стала воспринимать острее. Алекшан чуть ослабил руки, и Лена поспешила отпрянуть. Выдохнула, успокаиваясь.

 Горячий поток из ущелья столбом взлетел до свода, обдавая жаром всё вокруг.

- Я не полечу! – испуганно воскликнула Мила. – И тебе, Лен, не советую. Если, конечно, не хочешь превратиться в курицу-гриль.



Алена Малышева

Отредактировано: 11.04.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться