Фея из библиотеки

Размер шрифта: - +

Глава 22. Следствие ведёт практикантка

Прежде чем начинать расследование и ворошить прошлое городка, я решила провести разведку и обратилась к надёжному источнику – бабушке Маше.

- Интересные у горожан фамилии, - заметила я, устраиваясь с вязанием в кресле. Я уже заметила, что старушка крайне одобрительно относится к моему увлечению. А поговорить за вязанием – милое дело!

- Да, что есть – то есть, улыбнулась хозяйка. – Помнится, у меня в одном классе, да ещё и за одной партой сидели Зайцев и Лисицына, а в другом учились Валюша Некусайло и Илья Непейвода…

- Коренные жители? – удивилась я.

- Приезжие, - пояснила бывшая учительница. – Городок у нас маленький, зато многонациональный.

- А мне, когда базу набивала, попался читатель с такой смешной фамилией, - я решила, что пора. – Представьте себе: Нахахаль!

Что-то звякнуло. Бабушка Маша наклонилась, поднимая упавшую спицу. Лицо у неё стало задумчивым и грустным.

- Фамилия смешная, а история печальная, - вздохнув, поведала она, поднимая спустившуюся петлю. – Пропал Ванечка…. Пять лет тому назад это случилось. Ушёл из дома и не вернулся.

- А куда ушёл, неизвестно? – осторожно поинтересовалась я. Значит, никакой не однофамилец! Вот только почему он в читательской базе за этот год?! Хотя… он же пропал, значит, считается живым. «Условно живой» - мелькнула у меня в голове страшноватая формулировка, и я поёжилась.

- Неужели такое могло произойти в Коврове? Городок маленький, все на виду, - сейчас я чувствовала себя рыбаком, осторожно подтягивающим к берегу рыбку – только бы не сорвалась! – Его же наверняка искали?

- Искали, а как же, - бабушка Маша отложила вязание и пригорюнилась, видимо, припоминая подробности пятилетней давности. – Жена сказала, в библиотеку он собирался. Вот только не дошёл. И больше никто его не видел…

«А может, и дошёл!» - мелькнула шальная мысль. Я вспомнила, что рядом с незаурядной фамилией в графе, обозначенной большой буквой П, стоит ещё и маленький значок, похожий на руну. Нужно непременно узнать, что она означает. Вот только действовать нужно осторожно, иначе рискую вызвать подозрение. Так! Бабушка Маша говорила, что Глафира Сигизмундовна – приезжая. Вряд ли библиотека работает со дня её появления в городе!

- Бабушка Маша, - я подняла на старушку глаза, исполненные жаждой знания. Учителя против такого взгляда устоять не могут, проверено! – А кто раньше работал в библиотеке?

Сегодня мне везло – старушка ничего не заподозрила. Пару минут она молчала, видимо, вспоминая, потом удивлённо проговорила:

- Странно. Получается, что сейчас в Коврове никого не осталось из тех, прежних. Кого-то уже и на свете нет, кто разъехался…

Я приуныла.

- А тебе зачем? – бабуся заметила перемену в моём настроении.

- Так… Спросить кое-что хотела, - уклончиво отозвалась я.

- Так и спроси, хоть у той же Маргариты, - удивилась старушка.

Наверное, что-то такое мелькнуло у меня в лице, что бабушка Маша засмеялась:

- Что, нравные у нас тётушки? Ничего, привыкнешь. Просто у нас ни разу практикантов не было, может, и опасаются, как бы ни потеснила.

«Я? В библиотеке остаться? Да ни за что?!» - мысленно ужаснулась я.

- А что спросить-то хотела? – внезапно продолжила хозяйка. – Может, я чем помогу? Я ведь тоже работала в библиотеке. Давно, правда, и недолго. Но, может, не всё там сильно изменилось?

Вот это действительно удача!

- Понимаете, я набиваю читательскую базу, - затараторила я. – Адреса, категория – это понятно. Но есть ещё графа, помеченная буквой П. Это что?

- Ну, это просто, - пожала плечами Бабушка Маша. – Это перерегистрация. Каждый год, когда читатель приходит в библиотеку, ему присваивается новый номер.

- А вот такой значок что означает? – я пододвинула к себе газету, ручку и нарисовала на краешке то, что видела совсем недавно. Старушка нацепила очки, чтобы лучше рассмотреть нарисованное, издала тихий возглас и побледнела.

- Вам нехорошо? Может, воды? – забеспокоилась я. Однако моя собеседница уже справилась с собой и покачала головой:

- Ничего страшного, давление, видно. Уже прошло. Нет, милая, такие знаки раньше не ставили. Скорее всего, так задолжников обозначают. Ванечка же не успел книжки сдать, пропал.

- Возможно, не стала спорить я, мельком глянув на часы, и старательно зевнула. – Я сегодня пораньше лягу, хорошо?

- Конечно, отдыхай, - с нескрываемой радостью согласилась бабушка. Уже уходя, я быстро обернулась и успела заметить, как она зачем-то оторвала краешек газеты с нарисованной руной. Это было странно, но я решила, что подумаю об этом позже. Сейчас мне нужно дождаться, когда бабуся уснёт, и потихоньку выбраться из дома. Дверь на ночь закрывается на засов, стало быть, придётся лезть через окно. И кто меня только за язык дёрнул! Теперь отступать уже некуда, на кону мой авторитет!



Миронова Елена

Отредактировано: 03.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться